Под рукотворными холмами: проект Urban Architecture Office

17.11.14
21:00

Комплекс музея науки компании Komatsu, производителя горного оборудования, похож горную гряду, визуально соединяющуюся с горами на горизонте вокруг Токио.

Фото © Daici Ano

Музей занимает бывшую заводскую площадку. Компания всегда была ориентирована, прежде всего, на производство, но миропонимание нового века диктует свои правила: открытость как необходимая составляющая деятельности и важность преемственности в профессии стали побуждающими мотивами к созданию этого музейного комплекса. В него вошли коммуникационный центр, научно-экспериментальный центр, учебно-производственный центр, центр культивации и театр. В большой степени музей ориентирован на детей, на развитие их интереса к горному делу.

Фото © Daici Ano

Архитектура комплекса необычная, и, тем не менее, сооружение имеет аналоги среди построек последнего десятилетия. Четыре лентообразные волны, под которыми разместились помещения музея, являют собой пример синтеза архитектуры и ландшафта.

Фото © Daici Ano

Форма волн на всей их протяженности постоянно меняется во всех трех измерениях, здесь нет прямых линий – проектирование велось при помощи программ 3D моделирования, что делает эту архитектуру максимально приближенной к естественным природным образованиям, таким как морские волны или дюны. В результате возникают динамичные и одновременно плавные линии, среди которых как необходимый акцент поставлен купол – под ним находится театр.

Фото © Daici Ano

Рельеф, образуемый бетонными волнами-холмами, превращается в искусственный ландшафт, газоны и дорожки на их поверхности делают их прекрасным местом для прогулок. Такое решение позволяет комплексу выполнять заодно и функцию общественного парка.

Фото © Daici Ano

Грунт служит эффективной теплоизоляцией сооружения, а система водостоков собирает и накапливает воду для полива растений на склонах. Абрис бетонных волн прорисован с учетом траектории движения солнца, благодаря чему разумно регулируется количество лучей, проникающих вовнутрь.

Фото © Daici Ano

Если поверхности «волн» формируют среду, близкую к природной, то на уровне их основания возникает городская среда со своими площадями и улицами, причем этот город явно футуристический, он запутанный, многослойный, а потому интересный. А еще он отстраненный и холодноватый, что является непременным атрибутом технократического будущего, по крайней мере, в нынешних представлениях.

Фото © Daici Ano

Особый аттракцион комплекса – индикатор ветра. По всей территории расставлены led-фонари, снабженные ветряками; они горят, когда дует ветер и призваны наглядно демонстрировать экологически чистый способ получения энергии.

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Мари Ито (Mari Ito), автор проекта и основательница бюро Urban Architecture Office, считает, что вместе с традиционными обычаями и образом жизни, которые все очевиднее уходят в прошлое, актуальность утратили и традиционные архитектурные формы. В своих работах она использует архетипические образы, которые близки человеку с древнейших времен, а воспроизводит их с помощью инновационных технологий. 

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

 

Официальный сайт архитектурного бюро: u-a-o.jp

Один дом, три сада

14.11.14
20:33

Молодой бельгийский архитектор Дитер де Вос основал собственное бюро — Dieter De Vos Architects — только в 2009 году, но до этого успел получить солидный опыт работы у Доминика Перро, Дэвида Аджайе и в других крупных мастерских. Этот частный дом на границе жилого района и лесного массива в предместьях Гента он «сложил» буквально из трех «кубиков».

Фото © Filip Dujardin

Строение площадью 306 кв.м абсолютно симметрично и состоит из трех соединенных вместе кубических объемов. Единственное, что демонстративно нарушает эту идеальную симметрию — вытянутый прямоугольник навеса для парковки машины. Необычная форма продиктована стремлением максимально использовать естественный свет. Соответственно, и три сада, разбитых в тупых внешних углах между кубами, «работают» каждый в свое время — утром, днем или вечером.

Фото © Filip Dujardin

Конструкции здания собраны из бетонных блоков, а фасады выложены традиционным для этих мест пестрым кирпичом из торфа. Рамы эффектных арочных окон выполнены из твердых пород дерева.

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Сложной формы внутреннее пространство первого этажа едино, что позволяет лучше прочувствовать его причудливую организацию. Интерьер полностью просматривается с улицы, но при желании, можно добиться уединения, задернув панорамные окна уютными шторами. Здесь расположены кухня, гостиная с камином и домашний кинотеатр, отгороженный шкафом. В лишенных окон торцевых стенах находятся встроенные системы хранения. Цветовая гамма очень спокойная и теплая: натуральное дерево, различные оттенки коричневого, светлые, немного розоватые пол и рабочая поверхность кухни.

Фото © Filip Dujardin

Эффектная винтовая лестница с одной опорой ведет на второй этаж, где размещены три спальни, каждая со своим санузлом. От центрального пространства их отделяют шкафы со скрытыми в боковой части дверями. Естественный свет попадает в спальни через небольшие прямоугольные окна, по одному на комнату, и отверстия в плоской крыше дома. Для приватной зоны выбрана светлая гамма — белое ограждение лестницы, молочные лакированные шкафы и панели цвета слоновой кости на стенах.

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

 

Официальный сайт архитекурного бюро: dieterdevos.eu

 

Футуристический перформанс

13.11.14
14:19
tags: | UNStudio |

В небольшом южноголландском городе Спейкени́ссе в октябре торжественно открылся Theatre de Stoep. Театр всегда воспринимается как зримый образ чудесных метаморфоз и иллюзий. Архитекторы UNStudio не стали разрушать этот стереотип и придали зданию облик с богатым ассоциативным рядом, заложив во внутреннее пространство возможности разнообразных трансформаций.

Фото © Peter de Jong

Это здание задумывалось, проектировалось и строилось (за шесть лет) как современный символ Спейкени́ссе. Оно расположено в окружении сохранившихся фрагментов исторической застройки, на берегу водоема. Перекрывающая водное пространство площадь с пешеходным мостиком перед входом в театр напоминает о всей Голландии, стране, столетиями отвоевывающей землю у моря. 

Фото © Peter Guenzel

Планировочными контурами постройка похожа на цветок с двумя вытянутыми лепестками, соединенными узкой центральной частью, где располагается фойе. Кому-то из критиков в объемном решении видится туфелька на платформе. При взгляде из средних и верхних этажей соседних домов напрашивается сравнение с инопланетным космическим кораблем. Снизу он имеет светящуюся во тьме полосу остекления. Основная часть фасадов выполнена из алюминиевых панелей с перфорацией.

Фото © Jean Paul Mioulet

При всей своей футуристичности композиция здания четко связана с окружающей средой. Cкругление стен верхнего объема авторы проекта объясняют намерением не препятствовать потоку ветра, необходимого для работы расположенной поблизости мельницы. Можно добавить, что тема мельницы, еще одного векового символа Нидерландов, подхвачена и чисто визуально.

Фото © Peter Guenzel

Фото © Peter Guenzel

Общий объем здания составляет 5800 кв. м. Оно многофункционально: помимо основного зрительного зала, рассчитанного на 600 мест, и вспомогательного – на 200, в нем обустроены офисы,  помещения c переменной функцией «для удовлетворения разнообразных потребностей городского сообщества», зоны отдыха VIP-персон, кафе, открытое в сторону площади и водоема, и крупный ресторан.

Фото © Peter Guenzel

Фото © Peter Guenzel

По концепции Бена ван Беркеля, театр – место энергетического взаимодействия между зрителями и исполнителями, с особой магической аурой, ощутимой и теми, кто приходит в это здание для участия в социальных и корпоративных мероприятиях.

Фото © Jean Paul Mioulet

Фото © Peter Guenzel

«Магия» суггестивного воздействия архитектурно-дизайнерского решения особенно ощутима в фиолетовом большом зале и в многосветном фойе с лаконичными гладкими стенами, полами, потолками и перилами фигурных лестниц. Остекление нижнего яруса позволяет дневному свету проникать и в верхнюю часть открытого внутреннего пространства здания, создавая причудливые эффекты контраста освещенных и затененных поверхностей. На фасадах фиолетовый внутренний слой алюминия выразительно просвечивает через ритмически расположенные «перфорационные» отверстия. Эффект лаконичной экспрессии цветового решения поддерживают открытые для обозрения извне яркие стены нижнего яруса.

Фото © Peter Guenzel

По своей основной функции, театр de Stoep предназначен, прежде всего, для исполнения музыкальных представлений различных жанров. Для обеспечения универсальности акустических свойств пространства архитекторы использовали компьютерные технологии. По подсказке специально разработанной программы авторы спроектировали потолки зрительных залов таким образом, чтобы можно было варьировать их высоту и угол наклона – оба эти параметра непосредственно влияют на уровень звукового восприятия произведений исполнительного искусства.

 

Официальный сай архитектурного бюро: unstudio.com

 

Нью-Йорк берет новые высоты

11.11.14
22:26

По проекту Рафаэля Виньоли на Манхэттене, между 56-й и 57-й улицами, достраивается самый высокий небоскреб Западного полушария.

Фото © DBOX

Высота 96-этажной жилой башни 432 Park Avenue, составит 425, 5 метров. Тонкий призматический объем уже стал доминантой в архитектурной панораме не только Манхэттена, но и всего Нью-Йорка — сооружение видно из всех районов города, и на момент завершения строительства в 2015 году небоскреб из стекла, бетона и стали побьет высотные рекорды, установленные в Западном полушарии.

Фото © DBOX

В основу архитектурной концепции Виньоли заложил множество раз повторяющуюся форму квадрата, характерную для всего района с его жесткой квартальной сеткой, но здесь посредством рисунка фасадов возведенную в математический абсолют. Феномен выдавливания площадей вверх, подробно описанный Рэмом Колхасом в «Delirious New York», в данном проекте, кажется, достиг апогея.

Фото © CIM Group and Macklowe Properties

«Свою главную задачу я видел в том, чтобы вписать постройку в образ Большого яблока. Я стремился создать знаковое, вневременное сооружение, которое станет неотъемлемой частью горизонта, новым символом города»,  – комментирует проект автор.

Фото © Richard Berenholtz

Основа конструкции — бетонный стержень, на который «нанизано» шесть вертикальных секций. В них размещаются 104 квартиры. Чем выше, тем их меньше на этаже. В верхней части — по одной, с видами на все четыре стороны. Между секциями для снижения ветровой нагрузки на стены запроектированы полые яруса.

Фото © DBOX

Апартаменты стоимостью от 7 до 80 миллионов долларов предлагаются, в том числе, с готовыми интерьерами. Автор оформления – декоратор Дебора Брейк, известная такими проектами, как Рокфеллеровский центр искусств в Нью-Йорке и отель James в Чикако. Однако главной изюминкой интерьеров, по задумке архитектора, станут окна 3x3 метра, «кадрирующие» головокружительные нью-йоркские панорамы.

Фото © Richard Berenholtz

Фото © Richard Berenholtz 

«Начинка» небоскреба продумана так, что жильцы могут целыми днями не выходить в город, получая самый роскошный сервис в пределах своего высокого дома. Для прогулок предусмотрена терраса, для поддержания здорового образа жизни – фитнес-центр и сауна, а также бассейн с естественным освещением, для гедонистов – закрытый клубный ресторан, винный погреб и бильярдный зал, для интеллектуалов – библиотека, для семей с детьми – игровая зона, и это еще не полный перечень услуг.

Фото © Richard Berenholtz 

Официальный сайт архитектурного бюро: rvapc.com

Официальный сайт объекта: 432parkavenue.com

Свидетельства миллионов

10.11.14
14:59

Разработанный в мастерской Захи Хадид проект центра изучения проблем геноцида в столице Камбоджи, призван не столько «пугать» ужасным прошлым, сколько через память и знание внушать надежду на просвещенное и гуманистичное будущее.

Название института — Sleuk Rith — можно перевести как «сила листьев». Именно высушенные пальмовые листья традиционно использовались в некоторых регионах Азии вместо бумаги и сегодня являются ценнейшими свидетелями времени. В здании общей площадью около 8000 кв.м. расположатся: сам институт, тематическая библиотека, уникальное собрание более миллиона документальных свидетельств преступлений режима красных кхмеров, исследовательский центр с архивом и специализированная школа.

Собственно, и зданий скорее не одно, а пять. При разработке общего решения архитекторы держали в памяти сложную объемную композицию храмового индуистского комплекса Ангкор-Ват — одного из символов Камбоджи. Экологичные деревянные конструкции высотой от 3 до 8 этажей (до 42,5 м) напоминают мангровые заросли. Они разъединены на уровне фундамента (его общая площадь 80 м х 30 м), что позволяет каждому подразделению работать независимо, но расширяются и объединяются в верхней части (88 х 38 м), создавая необходимую возможность коммуникации между сотрудниками, студентами, преподавателями и посетителями. 

Композиция оправдана и с инженерной точки зрения: более широкие и залитые солнцем верхние части создают комфортную мягкую тень в нижних этажах. Но несмотря на то, что сама форма здания уже позволяет уменьшить воздействие солнца, для каждого этажа просчитана оптимальная схема затенения, позволяющая сохранить комфортный уровень естественного освещения. Наиболее «капризные» зоны — архив и выставочные помещения — имеют дополнительную термозащиту. Чтобы еще повысить энергоэффективность здания, на скрытых от взглядов плоских поверхностях крыш разместят солнечные батареи и нагревательные элементы — в условиях местного климата они очень эффективны.

Постройка расположится к югу от центра Пномпеня, на месте бывшей школы, здание которой использовалось красными кхмерами в качестве исправительного лагеря. В этом месте река Тонлесап впадает в Меконг, и чтобы защитить постройку от сильного половодья в сезон дождей разработана особая система террас и водоемов с перекинутыми через них мостками. 

Игра с отражением в воде — еще один прием, отсылающий к архитектуре исторических храмовых комплексов, и конечно же, это дополнительные резервуары для сбора дождевой воды, включенные в системы жизнеобеспечения здания. Еще одно интересное решение — система конденсации влаги из воздуха. Полученная таким образом вода очищается на месте и используется повторно. 

Все это вместе — бассейны, мостки, система террас, то разделяющиеся, то на разных уровнях сливающиеся воедино деревянные конструкции — создает множество эффектных и комфортных общественных пространств.

Здание оказывается тесно связано с окружающим мемориальным парком. Его обратный уклон и особая планировка — еще одна защита от наводнений. Расположенные на площади около 68 000 кв. м спортивные площадки, огороды, плодовые сады, объекты современной скульптуры, открытые лужайки и тенистые лесные зоны призваны сделать парк привлекательным пространством отдыха для местных жителей. 

 

Официальный сайт архитектурного бюро: zaha-hadid.com

 

Алюминиевый питон на бетонной поляне

05.11.14
16:10

В этом году белорусский город Борисов (146 тыс. чел.) обрел современнейший спортивный объект – футбольный стадион самого высокого международного уровня. Стоимость всех работ по его возведению составила 40 млн. евро. Проектирование осуществила словенская фирма OFIS arhitekti.

Фото © Tomaz Gregoric

Место для размещения стадиона было выбрано на краю лесного массива у шоссе Борисов-Минск в шаговой доступности  от городского железнодорожного вокзала и в 60 км от международного аэропорта столицы Белоруссии.

Фото © Tomaz Gregoric

За образец с точки зрения конструкции и вместимости была принята футбольная арена «Людски врт» в словенском Мариборе. Однако в борисовской версии есть немало существенных отличий, касающихся формы крыши, ее покрытия и размеров сквозных проемов в стенах.

Фото © Tomaz Gregoric

Работы над оригинальным проектом «Борисов арена» были завершены летом 2010 года. Стадион представляет собой исключительно футбольное поле (без беговых дорожек), рассчитанное на 12 548 зрителей (позже число мест возросло до 13 126). Последняя цифра соответствует требованиям четвертой категории футбольных стадионов, принятой в УЕФА, позволяющей проводить не только поединки квалификационных стадий еврокубков, но и встречи группового этапа и плей-офф Лиги чемпионов и Лиги Европы.

Фото © Tomaz Gregoric

Продольная ось стадиона ориентирована строго по направлению север-юг таким образом, чтобы во время матчей, проходящих чаще всего в вечернее время, солнце не светило в глаза вратарям. Размер овала стадиона в осях составляет 85x105 м.

Фото © Tomaz Gregoric

Овальные в своем сечении стены собраны из металлоконструкций общей массой 450 тонн и покрыты тонкой алюминиевой чешуей-оболочкой. А спонтанно «разбросанные» по всему фасаду овальные отверстия-окна придают стадиону космический вид, а также сходство с гигантским питоном, свернувшимся кольцом на поляне.

Фото © Tomaz Gregoric

Зрительские трибуны окружают игровое поле по всему его периметру. На продольных трибунах предусмотрено до 28 рядов сидений, а за воротами - по 17. На «верхотуре» западной трибуны для представителей прессы организовано 40 кабинок с оптимальной обзорностью.

Фото © Tomaz Gregoric

На востоке находятся VIP-трибуны с 250 местами повышенной комфортности, бар и фойе для отдыха. Для подъема на VIP-трибуны установлены лифты. Для разных категорий посетителей предусмотрены раздельные входы на стадион. Также, кроме спецвхода на VIP-трибуну, запланирован отдельный доступ участников соревнований непосредственно из автобусов в подтрибунное пространство.

Фото © Tomaz Gregoric

Авторы проекта спланировали полный комплекс функциональных помещений, соответствующий самому высокому уровню соревнований. Тут можно найти современные гардеробные комнаты, помещения медицинского сопровождения, включая кабинеты физиотерапии и специальную лабораторию  для допинг-контроля. Кроме того, в подтрибунном пространстве комфортно разместились туалеты, бары, ресторан и залы для фитнеса и боулинга.

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

Осветительные прожекторы установлены на краях крыши восточной и западной трибун, хотя предполагается возведение в ближайшее время дополнительных 4 осветительных мачт в углах между трибунами. Донести коллизии футбольных баталий во всех нюансах помогут два мощных информационных табло, установленных в углах трибун и транслирующих матчи в режиме он-лайн. На трибунах смонтировано более 12 тысяч антивандальных сидений, которые невозможно ни поджечь, ни выломать.

Фото © Tomaz Gregoric

Округлая арена обеспечивает хорошую внутреннюю акустику, что делает перспективным использование стадиона для проведения концертов. 3 мая 2014 состоялась церемония открытия арены, а в следующем году предусмотрено сооружение около 3000 кв. метров коммерческих площадей, что составит 2-ю очередь строительства.

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

Фото © Tomaz Gregoric

 

Команда проекта:

Руководители:

Rok Oman, Spela Videcnik

Архитекторы:

Janez Martincic, Rok Gerbec, Andrej Gregoric,  Konstantine Bogoslavsky, Janja Del Linz, 

Katja Aljaz, Ana Kosi, Ieva Cicenaite, Grzegorz Ostrowski, Filip Knapczyk, Sergio Silva Santos

При участии:

Lorna Jackson, Patrycja Majewska, Rita Dolmany, Dusan Chobor,

Darko Ivanovski, Alex Manecan, Catalina Severin,  Michele Albonetti

 

Официальный сайт архитекурного бюро: ofis.si

Гавань, опера, башня

30.10.14
16:22
tags: | 3XN |

В Сиднее выбрали проектировщиков «Башни берегового квартала» (Quay Quarter Tower). Новая офисная высотка разместится в районе Круглого причала и станет важным акцентом Сиднейской гавани. В международном архитектурном конкурсе на ее проектирование участвовали двое лауреатов Притцкеровской премии, а победителем стало датское бюро 3XN.

Район Круглого причала относится к исторической части Сиднея, здесь бурлит культурная и развлекательная жизнь, рядом находится Ботанический сад, а сама гавань считается главной достопримечательностью города. Таким образом, для возведения нового объекта предназначено действительно знаковое место, и он должен полностью ему соответствоать.

В пресс-релизе подчеркивается, что команда 3XN – из Дании. Таким образом устанавливается некая преемственность между знаменитым Сиднейским оперным театром, спроектированным датчанином Йорном Уотзоном и ставшим символом Сиднея, и новым объектом. Здание оперы находится неподалеку от будущей башни QQT, и вид на него сделает аренду офисов невероятно престижной. 200-метровая башня, предложенная победителями, будет состоять из нескольких поставленных друг на друга стеклянных объемов. В центре каждого из них разместится собственный атриум. Разбивая столь грандиозное сооружение на отдельные составляющие, авторы хотели приблизить его масштаб к масштабу человека, сделать внутренние пространства более уютными для офисных работников. Все пять объемов различны по абрису плана и ориентации по сторонам света.

В пресс-релизе подчеркивается, что команда 3XN – из Дании. Таким образом устанавливается некая преемственность между знаменитым Сиднейским оперным театром, спроектированным датчанином Йорном Уотзоном и ставшим символом Сиднея, и новым объектом. Здание оперы находится неподалеку от будущей башни QQT, и вид на него сделает аренду офисов невероятно престижной. 200-метровая башня, предложенная победителями, будет состоять из нескольких поставленных друг на друга стеклянных объемов. В центре каждого из них разместится собственный атриум. Разбивая столь грандиозное сооружение на отдельные составляющие, авторы хотели приблизить его масштаб к масштабу человека, сделать внутренние пространства более уютными для офисных работников. Все пять объемов различны по абрису плана и ориентации по сторонам света.

Нижние части башни повернуты главным фасадом в сторону запада, чтобы не смотреть окнами в окна соседних зданий, а кроме того ловить лучи солнца на закате. Верхний, самый крупный объем, наоборот, ориентирован на восток, благодаря чему из его окон открывается великолепный вид на бухту и здание оперы, а собственная тень закрывает его от палящих послеполуденных лучей. Основание постройки, ее стилобатная часть интегрирована в городскую среду.

Благодаря тому, что отдельные объемы башни развернуты относительно друг друга, на ее разных уровнях возникают обширные открытые террасы, продолжающие пространство атриумов. Благоустроенные многоуровневые атриумы, задуманные как рекреационные зоны для сотрудников, наполнены естественным светом, откуда он проникает и к рабочим местам. Все эти составляющие проекта направлены на создание комфортной среды внутри офисной башни.

Ким Херфорт Нельсон (Kim Herforth Nielsen), основатель и креативный директор архитектурного бюро 3XN, отмечает, что для него важно создать пространство, наполненное возможностями для взаимодействия, обмена знаниями и коммуникации. Действительно, расположение будущего офисного центра настолько привлекательное, что он должен стать отличной площадкой для местного и международного бизнеса, а сама башня – новой достопримечательностью Сиднея и примером продвинутой городской архитектуры. Начало строительства намечено на 2018 год.

Официальный сайт архитектурного бюро: 3xn.dk

 

Архитектура на защите семейных ценностей

29.10.14
18:40

Частный дом с садом в небольшом южнокорейском городе разместился на площади всего 230 кв. метров – чтобы выполнить обширную функциональную программу, архитекторы применили планировку «слоеного пирога», как они сами ее называют.

Фото © Kyeong Dok Jai

Здесь нет привычного деления участка на дом и сад. В сложную объемную структуру здания на разных уровнях фрагментарно «вставлены» части сада, принимающие разные формы: палисадник, внутренний сад, оранжерея, «затонувший» сад, сад на крыше. Эта система мини-садов образует ось, проходящую сквозь дом, и ее расположение продумано таким образом, чтобы впустить в его внутреннее и наружное пространство зимний солнечный свет.

Фото © Kyeong Dok Jai

А чтобы загородиться от жарких летних солнечных лучей, а заодно и от шума, а также обеспечить приватность и безопасность жильцов был придуман ЭКО-экран. Это структура из алюминиевых труб, «надетая» на весь объем дома – его наружный защитный «панцирь»; на некоторых участках она продублирована стеклянным ограждением. Обтекаемая динамическая форма экрана идет от традиционной кровли корейского дома, но выражает ее современным языком.

Фото © Kyeong Dok Jai

Авторы проекта задумали для эко-экрана и еще одну, довольно неожиданную роль. В преломлении отражений и света на поверхности гнутых алюминиевых труб экран воспроизводит прозрачный коллаж из фрагментов окружающей среды, рефлексы цвета неба и блики от фонарей – это бесконечно обновляющаяся и разная для каждого времени суток интерактивная картина.

Фото © Kyeong Dok Jai

По принципу разнообразия решено и пространство дома, которое плавно перетекает из внешнего  во внутреннее и с одного уровня на другой. В прогулку по дому заложен почти драматический сценарий, заставляющий разведать все направления сложной системы лестниц и совершить неожиданные открытия. Одновременно с этим дом прозрачен, его «парящие» фрагменты просматриваются в неожиданных ракурсах, а некоторые помещения предстают ячейками, зависшими на массивных стенах.

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Сложное конструктивное решение стало неизбежным следствием интересного и необычного пространственного решения, что вылилось в многогранные ломаные поверхности перекрытий и переплетение балок, что авторы компенсируют применением простых отделочных материалов.

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

В нижней части дома на нескольких уровнях размещается «концертный зал». Так авторы назвали гостевую часть дома, куда входят гостиная, столовая, бар и кабинет. На отдельных площадках-подиумах в этом пространстве стоят музыкальные инструменты: рояль и барабанная установка. Интересно, что детская спальня также примыкает к этой многофункциональной зоне. Создавая ее, авторы закладывали идею ежедневного взаимодействия всех членов семьи, что должно способствовать взаимопониманию между ними.

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

Фото © Kyeong Dok Jai

«Программа семейной любви» – один из пунктов, перечисленных архитекторами в качестве задач перед началом работы над этим проектом. Можно было бы удивиться прямолинейности такого подхода, но впрочем, мы всегда знали, что даже тонкая сторона нашей жизни поддается воздействию архитектурой.

Официальный сайт: http://www.irojekhm.com/ 

 

Здесь исследуют мясо

28.10.14
15:33

В конце сентября Королева Дании Маргрете II открыла новое здание датского научно-исследовательского института мясной промышленности (DMRI). Разработчик проекта – архитектурное бюро C.F. Møller Architects.

Фото © Torben Eskerod

Институт является признанным мировым авторитетом в своей отрасли, разрабатывает международные стандарты и консультирует в области производства продуктов питания. Он расположен на территории Датского технологического института (DTI) в 15 км к западу от Копенгагена в городке Тострупе (Taastrup).

Фото © Torben Eskerod

Авторы нового проекта решили использовать тот же простой архитектурный язык, но с более современными технологическими решениями в строительстве, такими как панели заводского изготовления, облицованные керамической плиткой «под кирпич». Причем такие панели применены не только на фасадах, но и в интерьерах. Разумеется, под облицовочными панелями уложены слои теплоизоляционных материалов, снижающих до минимума расход энергии на отопление здания.

Фото © Torben Eskerod

Фото © Torben Eskerod

Новостройка общей площадью 6600 кв.метров состоит из двух одинаковых корпусов, объединенных общим просторным атриумом с лестничными маршами. Внешняя легкость и изящество лестниц достигается тем, что их конструкции не только опираются на полы и межэтажные перекрытия, но и частично подвешены на металлических тягах.

Фото © Torben Eskerod

Институт рассчитан на работу 120 научных сотрудников. Большая часть помещений отведена под специализированные исследовательские лаборатории, оснащенные самым современным микробиологическим и химическим оборудованием. Например, там изучается процесс возникновения патогенных бактерий в мясной продукции. Разумеется, в здании также предусмотрены офисные помещения и конференц-залы для проведения научных семинаров.

Фото © Torben Eskerod

Фото © Torben Eskerod

Большое внимание в DMRI уделено проблеме сбережения тепла и сопутствующей ей проблеме создания технически грамотного климата. Тем более, специального режима воздухообмена требуют химические и биологические лаборатории.

Фото © Torben Eskerod

Фото © Torben Eskerod

Фото © Torben Eskerod

Фото © Torben Eskerod

Благодаря установке десятков специальных датчиков параметры воздушной среды внутри помещений контролирует следящая климатическая система. Она не только следит, но и управляет по единому алгоритму всеми компонентами отопительной и вентиляционной систем. Даже форточки в атриуме открываются и закрываются специальными доводчиками по команде климатической системы.

Фото © Torben Eskerod

Фото © Torben Eskerod

 

Официальный сайт архитектурного бюро: cfmoller.com 

 

Громкая премьера на культурной сцене Парижа

24.10.14
15:35

О том, что Художественный фонд Louis Vuitton, достоин собственного здания от именитого архитектора, заговорили еще в 2001 году. В 2006-м началось проектирование, в 2008-м — строительство. 27 октября 2014 года произведение маэстро Фрэнка Гери предстанет перед публикой.

Фрэнку Гери посчастливилось построить немало музеев и крупных культурных институций. Масштабная работа по заказу Бернара Арно, главы лакшери-концерна LVMH и входящего в него фонда Louis Vuitton, стала логическим продолжением и развитием деконструктивистских принципов, заявленных в здании музея Гуггенхайма в Бильбао, в концертном зале Уолта Диснея в Лос-Анджелесе, в музее MARTа в Германии в музее искусств Вейсмана в Миннеаполисе, и, если еще углубиться в историю, то и в постройках для компании Vitra в Германии и Швейцарии.

Фото Iwan Baan

В этом проекте нет никаких случайностей, все взвешено, продумано и разыграно, подобно грандиозному спектаклю. Это здание – оммаж выдающегося архитектора и влиятельного бизнесмена любимому Парижу.

Фото Iwan Baan

Место. Конечно — знаковое. Северная окраина Булонского леса – любимая территория семейного отдыха горожан. Рядом – Акклиматизационный сад, маршруты велосипедных, пеших, конных прогулок, ремесленные мастерские, кукольные театры, детская железная дорога, парк аттракционов. Что ж, и сама новостройка – аттракцион, «презревший», как и его автор, все разговоры о том, что время wow-архитектуры прошло. 

Фото Iwan Baan

12 стеклянных «парусов» делают строение на берегу озера легким, а отражающаяся в них листва деревьев «растворяет» постройку в пейзаже. Тем не менее, объект высотой 46 метров хорошо просматривается со всех сторон, становясь еще одним символом Парижа. Внешние галереи усиливают связь объекта с окружением, открывая виды не только на парк, но и на Эйфелеву башню, Триумфальную Арку и Дефанс. Противоречивое сочетание «эфемерности» и значимости.

Фото Iwan Baan

Время. С одной стороны, проект Гери, естественно, его опережает. Еще до завершения он получил несколько престижных премий в области инженерных инноваций. Всевозможные ресурсосберегающие технологии, продвинутая климатическая система, построенная по геотермальному принципу, большой процент (до 75%) повторного использования материалов, прекрасный уровень акустического и визуального комфорта, абсолютная безопасность для здоровья человека — все здесь есть. Так, 120 000 кубометров земли под фундамент даже выкапывали особым образом, слоями, чтобы облегчить ее дальнейшую переработку. А в стеклянные панели оболочки внедрили тонкий керамический слой, защищающий от солнечных лучей и помогающий снизить потери тепла.

Фото Iwan Baan

С другой стороны, объект «вписан» в историю самого Парижа, начиная со второй половины 19 века (Булонский лес возник в 1860-м) и в историю искусства — примерно с того же времени. (Любопытно, что и история самой марки Луи Вюиттон начинается в тот же период — в 1854 году.). Выставлять планируется вещи из корпоративной коллекции компании и частного собрания ее руководителя. Среди них доминируют работы современных художников, но так же представлены и известные имена 20 века: Пикассо, Уорхол, Мур, Кляйн. Кроме постоянной экспозиции и временных выставок, будет организована обширная образовательная программа и мероприятия на стыке различных направлений культуры.

Фото Iwan Baan

Фото Iwan Baan

Действие. Как всегда у Гери – артистичное. По эскизам вручную выполнялись макеты, затем окончательный вариант просчитывался с помощью специального разработанного программного обеспечения. Реализация идей также потребовала нестандартного подхода. «Паруса», например, состоят из 4000 стеклянных панелей размером 3 м на 1,5 м, изгиб которых ни разу не повторяется. Для их производства потребовались особые печи и абсолютно новая технология формовки. Если учесть, что стоимость проекта оценена в 200 миллионов долларов, а работали над ним более 600 человек — 250 непосредственно на стройке и 350 архитекторов, инженеров, проектировщиков и технических специалистов крупных компаний в разных странах, то «спектакль» приобретает поистине планетарный масштаб.

Фото Iwan Baan

Фото Iwan Baan

Фото Iwan Baan

Главный герой. Структура здания многослойна. Сначала –  черный изоляционный материал. Затем –  более 19 000 белого цвета панелей из современного материала Ductal — пластичного бетона, облегчающего работу с формой. И, наконец, 13 500 кв.м. стеклянных поверхностей закрепленных на металлических и деревянных конструкциях.

Фото Iwan Baan

Внутри расположена аудитория на 360 мест, ресторан, специальная галерея, в которой можно устраивать показы мод и различные светлые, максимально нейтральные выставочные пространства.

Фото Iwan Baan

Фото Iwan Baan

Фото Iwan Baan
 

Официальный сайт архитектора: foga.com

Официальный сайт фонда: fondationlouisvuitton.fr

Библиотека для трех поколений

22.10.14
17:32

По проекту датского архитектурного бюро schmidt hammer lassen architects в канадском Эдмонтоне недавно было построено новое здание местной библиотеки Highlands Branch Library. Старое, расположенное на этом же месте, давно не отвечало требованиям современного информационного центра.

Фото © Merle Prosofsky Photography Ltd

Датские архитекторы выиграли творческий конкурс на сооружение нового здания библиотеки, объявленный местной коммуной, еще в 2010 году. Надо сказать, что этот регион страны – типичная «одноэтажная Канада», не претендующая в своей жилой и административной застройке на архитектурные изыски. Поэтому специалисты видного архитектурного бюро, проектирующего оригинальные сооружения по всему миру, в данном случае ограничились нарочито простой формой здания.

Фото © Merle Prosofsky Photography Ltd

Оно представляет собой трехчастный двухэтажный корпус площадью 1500 кв. метров. Даже такая скромная этажность выделяет новую библиотеку в окружающем поселковом ландшафте. Форма здания частично объясняется желанием сохранить ветвистое дерево, издавна произрастающее на 118 авеню в Эдмонтоне и ставшее брендом муниципальной библиотеки.

Фото © Merle Prosofsky Photography Ltd

Библиотека задумана как культурный центр местной коммуны, где ее жители собираются не только в поисках новых книг и компьютерной информации, но и для разностороннего общения и осмысленного досуга. Тем более, что расположение библиотеки  на пересечении главных дорог, по словам сотрудников муниципалитета, способствует интересу жителей.

Фото © Merle Prosofsky Photography Ltd

Пространство организовано с ориентиром на три возрастные группы читателей. В залах каждого из трех крыльев (лучей) собрана информация – для детей младшего возраста, тинэйджеров и взрослых. А сами библиотечные кафедры сконцентрированы в центре здания. В каждом зале есть компьютеры, информационное наполнение которых соответствует  возрастному контингенту.

Фото © Merle Prosofsky Photography Ltd

Большая площадь остекления подчеркивает открытость здания как социального центра местной коммуны и обеспечивает естественным светом читальные залы. Искусственное освещение решено исключительно с помощью светодиодов. В качестве облицовки фасада выбраны металлические панели, скрывающие под собой теплоизоляционный пирог высокого сопротивления термопередачи.

Фото © Merle Prosofsky Photography Ltd

Фото © Merle Prosofsky Photography Ltd

Современные системы утепления, освещения и вентиляции позволили зданию библиотеки получить серебряный LEED (The Leadership in Energy & Environmental Design). –  сертификат в рамках действующей на американском континенте рейтинговой системы «зеленых» зданий.

Фото © Merle Prosofsky Photography Ltd

Официальный сайт архитектурного бюро: shl.dk

Аризонская мечта

20.10.14
10:21

Дом, который построил американский архитектор Венделл Бёрнетт, — плоть от плоти пустыни. Он создан из той самой земли, на которой стоит.

Фото © Bill Timmerman

В пояснительной записке к этому проекту, реализованному в Аризоне, ничего не говорится о заказчиках, об их пожеланиях, о назначении комнат. Зато текст наполнен сложными абстрактными метафорами (например: «качество несуществования», «неправдоподобие хрупкости»), специальными геологическими словечками типа «моноклиналь». Записка подобна витиеватому поэтическому произведению, да и сам этот дом, как стихотворение. Он начался с долгого размышления архитектора на пустой строительной площадке о том, как не разрушить обаяние этого места.

Фото © Bill Timmerman

Проектировщик внимательно исследовал участок, и из этого исследования родились все линии, все угловатости сложного плана. Двор раскрыт в сторону дальних гор — туда, куда голова сама собой поворачивалась, когда здания ещё не существовало. Поверхность платформы, на которой оно стоит, не горизонтальная — она параллельна поверхности материка, слегка наклонённой в одну сторону (это и называется «моноклиналь»). Соответственно, и подпорные стенки платформы немного отклоняются от вертикали.

Фото © Bill Timmerman

Дом (общая площадь сооружения — 7200 кв.м.) так задуман и сделан, что после его появления местность как будто осталась первозданной. Он — продолжение ландшафта, или, точнее, он и есть этот ландшафт в поэтической интерпретации архитектора. Физически сооружение тоже представляет собой одно целое с пустыней. Оно сделано из того же материала. Цемент, который использовали при его строительстве, местный. Стены выполнены из прессованной земли, смешанной с цементом; платформа, необходимая для того, чтобы дать земляным стенам устойчивое основание — из бетона, где главная составная часть — тот же цемент.

Фото © Bill Timmerman

Это и есть органическая архитектура, как её понимал Фрэнк Ллойд Райт. Бёрнетт получил образование в архитектурной школе Райта, в его усадьбе «Талиесин». Влияние Райта и архитекторов его круга (например, Лотнера) заметно и в интерьерах этого дома — в пристальном внимании к деталям, в рельефных фактурах, в угловатых очертаниях комнат и арки камина.

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Фото © Bill Timmerman

Официальный сайт архитектурного бюро: wendellburnettearchitects.com

Цеппелин в парижском дворе

16.10.14
15:40

Ренцо Пьяно, неистощимый  изобретатель, архитектор, которого трудно обвинить в предсказуемости, снова порадовал ценителей своего творчества экстравагантным сооружением. Новая штаб-квартира кинематографического фонда Жерома Сейду-Пате разместилась в одном из кварталов исторической застройки Парижа.

Фото © Michel Denancé

В пояснительной записке автор сообщает о неизбежно возникающем в такой ситуации диалоге старого и нового, и этот диалог он выстраивает двойственно: предельно смягчая его при взгляде с улицы и крайне драматизируя во внутриквартальном пространстве.

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Со стороны авеню де Гобелен архитектор сохраняет верхнюю часть подлинного фасада XIX века. Его лоджия, украшенная барельефом Родена, всегда была достопримечательностью района. Но теперь под балконом прозрачная стена первого этажа. За этой наполовину исторической «декорацией» –  входной павильон с остекленным задним фасадом, ведущий в новое здание штаб-квартиры.

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Ради новостройки все же пришлось снести пару старых зданий. Форму, которая появилась на их месте, автор называет органической. Ее можно сравнить с яйцом, наполовину и под углом выросшим из земли, или с цепеллином, еле поместившемся при приземлении в тесном парижском дворе.

Фото © Michel Denancé

Понятно, что диалог, о котором говорилось выше, приобретает здесь весьма острый характер. Впрочем, футуристический объем целиком спрятан внутри квартала, и только с последних этажей близлежащих зданий видна возвышающаяся над историческими крышами верхняя часть огромного «яйца». Со стороны авеню де Гобелен «пришелец» обнаруживает себя в темноте, когда сквозь панорамный портал и высокую арку лоджии, проявляется его светящийся округлый бок.

Фото © Michel Denancé

Форма здания, уточняет архитектор, полностью продиктована функциональными требованиями, а именно необходимостью доступа воздуха и света в окна жителей соседних домов. Тягучесть и пластичность позволила объекту максимально эффективно занять доступное пространство, и во дворе осталось еще место для небольшого сада. Этот сад просматривается со стороны улицы, создавая эффект визуального и психологического комфорта, доступности, что, как подчеркивает автор, необходимо для общественного сооружения.

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Верхнюю часть объекта, его купол, образуют листы гнутого стекла, лежащие на арках из клееной древесины. Наружная оболочка, покрывающая объем целиком, набрана из прозрачных для света панелей, это своеобразная техночешуя здания.

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

В светлом подкупольном пространстве расположены офис и переговорная. Два этажа под ним занимает архив. На втором этаже – зал для экспонирования коллекции фонда и проведения временных выставок, которые могут проходить и в стеклянном вестибюле. В подземном этаже находится кинозал на 70 мест.

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фото © Michel Denancé

Фонд Жерома Сейду-Пате занимается сохранением наследия французской кинокомпании Пате и пропагандой киноискусства, и интересно, что его новая штаб-квартира возникла именно в этом квартале. Он был связан с кино буквально с момента его возникновения. Именно здесь, под роденовскими грациями, располагался вход в кинотеатр, один из первых в Париже, перестроенный в самом начале прошлого века из театра. И иначе как закономерным такое совпадение не назовешь.

Официальный сайт архитектурного бюро: rpbw.com

Архитектор климата

14.10.14
01:15

Интервью с швейцарским архитектором Филиппом Рамом о перспективах метеорологического проектирования в Тайджуне и Москве.

Филипп Рам – основатель бюро Philippe Rahm architectes. Участник VIII Венецианской биеннале архитектуры, номинант ряда международных премий, в числе которых Архитектурная премия им. Якова Чернихова. Читал лекции в университетах США, Испании, Бельгии, Франции, Японии, Норвегии, с этого года преподает в Высшей школе дизайна в Гарвардском университете. Главный «материал», с которым работает Филипп, –  климат. В настоящее время в Тайджуне (Тайвань) по его проекту строится парк —JadeEcoPark. На территории площадью 70 га планируется воспроизвести регулируемые, всегда комфортные для посетителей атмосферные условия. Мы расспросили Филиппа о принципах его работы и узнали, что он думает о климатической концепции, предложенной командой Diller Scofidio+Renfro для московского парка «Зарядье».

«Архплатформа.ру»: Филипп, расскажите, что такое метеорологическая архитектура? Как Вы пришли к ней?

Ф.Р.: Здесь нужно начать с вопроса: «Почему мы вообще строим здания?». Потому что хотим создать определенные условия, которые защитят нас от дождя, холода, палящего солнца. То есть мы создаем нужную нам климатическую среду. Мне интересны такие материи, как воздух, свет, влажность, температура. Работа с ними расширяет архитектурный язык, добавляются новые понятия: конвекция, проводимость, испарение, излучение. Все это элементы метеорологического проектирования, и я, используя их, занимаюсь моделированием атмосферы, климата.

Philippe Rahm architectes, Convective building, IBA-HAMBURG, Germany, 2010. Энергоэффективный дом спроектирован по закону Архимеда: теплый воздух поднимается вверх, холодный – опускается вниз. Комнаты расположены на разных уровнях в соответствии с индивидуальной для каждого помещения температурной программой.

Philippe Rahm architectes, Convective building, IBA-HAMBURG, Germany, 2010

Philippe Rahm architectes, Convective building, IBA-HAMBURG, Germany, 2010.

Кто до Вас работал в этом направлении?

Возможно, я первый, кто стал рассматривать климат с точки зрения дизайна при проектировании новых «зеленых» зданий. Что касается предшественников, то ближе всего к моим опытам, наверное, итальянское радикальное объединение Superstudio. Его участники еще в 1970-х оперировали климатом в своих проектах.

В своих исследованиях Вы затрагиваете вопрос изменения климата на планете. Каким образом архитектура может реагировать на глобальное потепление?

Мы знаем, что 50% ответственности за эту проблему лежит на строительстве зданий. Сейчас в контексте климатических изменений недостаточно просто интегрировать солнечную панель в сооружение старого образца. Наше бюро на начальном этапе продумывает, как проект будет реализован с экологической точки зрения. Что нам нужно сделать в первую очередь –  так это сократить потребление энергии сооружениями. Нужно по-новому осмыслить системы вентиляции воздуха, освещение. Возможно, это повлечет за собой новую эстетику, новый образ жизни.

Фото © A. Dupuis/ VIA

 

Фото © A. Dupuis/ VIA
Philippe Rahm architectes, Terroirs déterritorialisés Carte blanche VIA, 2009. Система вентиляции для энергоэффективного дома. По замыслу архитектора, подобный объект должен стать частью интерьера, как, например, камин.

Расскажите об устройстве JadeEcoPark в Тайджуне. Как воплощаются в этом проекте Ваши идеи?

В 2011 годы мы выиграли международный конкурс. Наш проект единственный был связан с климатом, все остальные участники сделали ставку на форму. Я думаю, что клиент выбрал наше решение, потому что мы вернулись к истокам. Зачем городу нужен парк? Если посмотреть на историю, к примеру, Центрального парка в Нью-Йорке, то он задумывался именно как «зеленые легкие», которые бы «охладили» и очистили город.  Парк – это своего рода машина по очистке городского воздуха. Что касается нашего проекта в Тайване, то, учитывая  высокую влажность и температуру, мы предложили решение, делающее эти параметры умеренными. Для этого мы планируем использовать специальное программное обеспечение, которое будет собирать и анализировать климатические данные. Установим архитектурные объекты, уличную мебель, которые будут охлаждать воздух за счет встроенных механизмов испарения воды. Будут специальные устройства фильтрации и очистки воздуха, а также приборы для отпугивания москитов.

Jade Eco Park, 2012-2015, Taichung, Taiwan, Philippe Rahm architectes, Mosbach paysagistes, Ricky Liu & Associates

При разработке концепции парка вы учитывали, как он впишется в уже существующую экосистему? Формирование искусственного климата не повредит окружающей среде?

Хуже точно не сделаем. Парк располагается на территории бывшего аэропорта, которая представляла собой забетонированное поле. А мы высаживаем там порядка 18 тысяч деревьев, а также множество разных кустарников и трав, то есть создаем новый ландшафт и новую экосистему.

Из каких источников вы будете получать энергию для этих климатических устройств?

Мы планируем использовать «зеленые» источники энергии. Это около 7000 квадратных метров солнечных панелей, геотермальные системы. Специальное программное обеспечение будет подсчитывать количество производимой энергии. То есть парк должен стать автономным. Сенсорные датчики, установленные через каждые 50 метров, будут передавать данные в главный компьютер, контролирующий работу всех устройств. Если, к примеру, день солнечный – все они включены, если же облачно, то часть из них отключена, в целях экономии энергии. Все процессы автоматизированы. Но при необходимости этим компьютером можно управлять вручную. Если для проведения какого-то мероприятия, к примеру, свадьбы, будет нужен определенный климат в той или иной части парка, можно заранее договориться с сотрудниками, чтоб они задали системе нужные параметры.

Jade Eco Park, 2012-2015, Taichung, Taiwan, Philippe Rahm architectes, Mosbach paysagistes, Ricky Liu & Associates

По проекту в парке планируется сделать разные климатические зоны, какими они будут?

На территории в 70 гектаров планируется создать четыре зоны с наиболее низкой температурой, четыре – с самым низким уровнем влажности в парке и четыре – с максимально очищенным воздухом. Пересечения этих зон между собой образуют различные климатические вариации.

А как посетитель узнает, где какая зона? Будет какая-то карта?

Наш компьютер будет составлять электронную карту, которая в режиме реального времени покажет данные о температуре, уровне влажности и чистоте воздуха в той или иной части парка. Любой желающий сможет скачать ее на свой смартфон или другой гаджет.

Jade Eco Park, 2012-2015, Taichung, Taiwan, Philippe Rahm architectes, Mosbach paysagistes, Ricky Liu & Associates

Помимо Вашего бюро в команде заявлены специалисты Катерина Мошбах и Рики Лью. Какова их роль в проекте?

Катерина Мошбах (Catherin Moschbah) работает над ландшафтом парка, занимается созданием дренажных систем, решает, где будут размещаться резервуары для сбора вода, на случай сильных дождей. Рики Лью (Ricky Liu) со своей командой из Тайваня контролируют процесс строительства.

Будут ли в парке какие-то здания?

Мы спроектировали два больших здания. Центр поддержки, где расположим систему, контролирующую климат, и здание для посетителей. Мы называем его Climatorium.

Jade Eco Park, 2012-2015, Taichung, Taiwan, Philippe Rahm architectes, Mosbach paysagistes, Ricky Liu & Associates

В «Климаториуме» будет информационный пункт, кафе и музей климата. Три зала этого музея посвящены соответственно теплу, влажности, загрязнениям. В первой комнате, самой холодной, в режиме реального времени будут воспроизводиться климатические условия тайваньской горной деревни. Температура внутри этого зала не должна превышать +7 °C. Чтобы создать условия, максимально приближенные к реальности, каждые пять минут «погода» будет обновляться. Для этого в деревне мы установим сенсорные датчики, которые будут сообщать о метеорологических изменениях. Зал оформим в белом цвете, чтобы передать атмосферу снежных горных вершин. Свет в этой комнате будет также регулироваться сенсорными датчиками. Если в горах облачно, то и в комнате будет соответствующее освещение. Так что первый зал можно назвать путешествием в пространстве, а вот  второй – путешествием во времени. Там мы сделаем инсталляцию, посвященную самому комфортному дню в Тайчжуне (Taichung) – 21 ноября. В этот день уровень влажности воздуха находится на самой низкой отметке. На протяжении всего года там будет бесконечное 21 ноября. В третьем зале мы воссоздадим условия, какие были на планете до индустриальной революции XIX века. По сравнению с тем временем, сейчас из-за парникового эффекта температура воздуха выше на один-два градуса. Соответственно в этом зале температура будет ниже той, что на улице на один-два градуса. Также согласно последним научным исследованиям из-за глобального потепления количество облаков на планете будет уменьшаться. Поэтому в этом зале мы решили создать искусственное облако.

Когда завершится строительство?

Первую очередь мы планируем завершить к июню 2015 года, а полностью объект будет сдан в феврале 2016 года.

Как Вы знаете, в  Москве прошел конкурс на парк «Зарядье», где по проекту победителей предполагается создать четыре климатические зоны. Что Вы думаете об этом проекте?

Проект Diller Scofidio + Renfro победил в соревновании спустя два года, после того, как мы получили заказ на реализацию JadeEcoPark. Элизабет Диллер (Elizabeth Diller) – мой хороший друг, мы с ней часто общаемся, и нет ничего странного в том, что наши проекты чем-то схожи. Кстати, Диллер и Скофидио работают над проектом парка «Зарядье» с той же инженерной компанией Transsolar, что и мы в Тайване. А то, что такие решения находят отклик, показывает, что все уже устали от экспериментов с фантастическими формами, какими, к примеру, занимается Заха Хадид. Я считаю, работать с климатом — интереснее.

Фото © Michel Legendre
Philippe Rahm architectes, инсталляция Interior weather, Canadian Centre for Architecture, Монреаль, 2006

 

Дом обезьян

13.10.14
16:51

По проекту архитектурного бюро HASCHER JEHLE Architektur на территории зоопарка в немецком городе Штутгарте сооружен современный комплекс, воссоздающий природную среду обитания горилл и карликовых шимпанзе бонобо.

«Вильгельма», зоологический сад в Штутгарте, считается одним из самых старинных и крупнейших природных парков Европы. Заложенный еще в 1848 году по приказу короля Вильгельма I, он содержит более 10 000 видов флоры и фауны и примыкает к 8-километровой рекреационной зоне в центре города. Также «Вильгельма» известен павильонами в мавританском стиле. Однако с годами часть их обветшала, и зверей переселяют в новые «квартиры».

Фото © Hugo Jehle

Среди новостроек – обезьяний корпус. Он расположился на самой высокой отметке парка и состоит из нового здания площадью 3154 кв. метра и открытой игровой площадки. Главная задача архитекторов заключалась в том, чтобы создать для приматов среду обитания, приближающуюся к естественной.

Фото © Svenja Bockhop

Постройка из монолитного железобетона имеет продолговатую S-образную форму, так как огибает стволы очень старых, нетронутых при строительстве деревьев. Оба края буквы S плавно понижаются до грунта. От вертикальных конструкций здесь отказались в пользу наклонных стен, опирающихся на множество переплетенных колонн.

Фото © Hugo Jehle

Над комплексом, на несущих металлических пилонах высотой 12 метров, натянута ограждающая металлическая сетка. Пилоны имитируют стволы и кроны деревьев и выполнены таким образом, чтобы обезьянам было удобно по ним лазить и прыгать. Этому способствуют тут и там подвешенные лианы, «гамаки» и «гнезда» – излюбленное место отдыха приматов.

Фото © Hugo Jehle

Фото © Svenja Bockhop

Особого внимания заслуживает конструкция крыши. Она состоит из отдельных сегментов площадью от 16 до 178 кв. м., установленных под различными углами. Ее очертания как бы вторят окрестным лесистым холмам. Высотная разница между входом и выходом составляет 2,7 метра. В самой нижней точке (северный торец здания) расположена территория для горилл, поделенная на несколько участков – для молодняка, семей и «старейшин».

Фото © Svenja Bockhop

Внутри здания посетители путешествуют по извилистым коридорам, отделенными от «обезьяньего мира» сплошным прозрачным экраном высотой 2,5 метра, выполненным на безрамной основе из бронированного стекла. 

Фото © Hugo Jehle

Стекла зафиксированы между полом и горизонтальной плитой. Промежуток между плитой и потолком закрыт крупноячеистой сеткой, благодаря чему в пространство посетителей проникают и запахи, и звуки. Есть места, где можно практически вплотную подойти к ограждению и оказаться «лицом к лицу» с обитателями здания – здесь высота прозрачного экрана увеличена до 3,5 метров.

Фото © Svenja Bockhop

В колорите интерьера преобладают неброские серые и бежевые тона. Они удачно оттеняют буйство красок тропических растений, заполняющих не только вольеры, но и экспозиционные пространства для посетителей.

Фото © Svenja Bockhop

По мере продвижения вдоль панорамных окон, посетители находят информационные щиты, рассказывающие об особенностях обитателей сооружения. Рядом с каждым стендом предусмотрена скамеечка для отдыха.

Фото © Svenja Bockhop

Даже в дневное время суток в корпусе горят лампы, обеспечиющие свет, сравнимый с тропическим солнцем.

Фото © Svenja Bockhop

Произрастающие на территории парка деревья стали гармоничной частью открытой площадки для обезьян, где они могут вволю покувыркаться между натуральными ветками и искусственными  конструкциями пространства для игр.

Фото © Hugo Jehle

Стоимость всего проекта составила 20 миллионов евро.

Официальный сайт архитектурного бюро: hascherjehle.de

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15    






Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey