TAG: Farshid Moussavi Architecture

Архитектура как коммуникация

17.04.13
12:38
Категории: | События | Интервью

На деловой форум «Дни КНАУФ», проходивший в начале апреля, приезжала архитектор Фаршид Муссави, руководитель британского бюро Farshid Moussavi Architects. Она прочла лекцию и дала эксклюзивное интервью Archplatforma.ru, в котором подробнее рассказала о своем творческом методе и участии в конкурсе на проект Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ.

Госпожа Муссави, как бы вы определили роль архитектуры в современном обществе? 

 

Я убеждена в том, что архитектура действительно может улучшить человеческую жизнь и нашу среду обитания. Архитектура – это смесь эстетики и политики, и обе эти составляющие оказывают огромное влияние на социум. Однако роль ее будет значимой лишь в том случае, если удастся наладить связь между людьми и зданиями. Наиболее актуальная проблема современной архитектуры - организация коммуникации между объектом  и урбанистическим контекстом, а также между зданием и человеком как пользователем архитектуры. 

 

Как эта проблема решается в ваших проектах?

 

Приведу в пример один из недавних объектов - магазин одежды и текстиля John Lewis в британском Лестере. В городе Лестере весьма многочисленная индийская община, и на улицах часто можно встретить индианок, одетых в сари. Для фасадов мы выбрали из архивов заказчика паттерн, похожий на узоры их тканей. А в основе архитектурной концепции лежит идея «сети», узорчатой мембраны, которая пропускала бы солнечные лучи, но в то же время создавала в интерьере атмосферу приватности. Так мы постарались подчеркнуть взаимосвязь между спецификой бизнеса заказчика, архитектурой и характерной визуальной составляющей городской среды. 

 

Фото Peter Jeffree
 

Узор, внедренный между двумя пластинами зеркального стекла, формируется четырьмя панелями разной толщины и разной степени проницаемости.  В отличие от куска ткани «зеркальный» паттерн не плоский, а объемный. Он, меняющийся в зависимости от положения солнца и времени суток, является катализатором процесса взаимопроникновения культурных традиций и архитектурного контекста. Зеркальная мембрана и есть архитектурная ткань. Впрочем, как вы понимаете, простым людям это было не интересно, их привлекал фасад, отражающий все происходящее. Мне доставило огромное удовольствие рассматривать со стороны людей, останавливающихся возле здания и подолгу рассматривающих свое отражение, силуэты прохожих и проезжающих машин. Так горожане взаимодействуют с городом.

Фото Satoru Mishima
 

Фото Satoru Mishima

Говоря о зеркальном отображении среды, нельзя не упомянуть еще один ваш объект, Музей современного искусства в Кливленде. 

Да, я воспринимаю эту работу как очередной этап преобразования традиционного музея с анфиладой залов в сложное нелинейное пространство. Фасады постройки, отделанные  полированной до зеркального блеска черной нержавеющей сталью, можно назвать интерактивными.  Они  отражают картинки городской жизни: куски урбанистического пейзажа, мчащиеся машины, пролетающих птиц. Динамичные искаженные изображения создают параллельную реальность. А искаженные они потому, что средняя часть панелей нержавейки рельефная, а не плоская. 

 

Фото Stephen Gill
Музей современного искусства в Кливленде. Подробнее об объекте читайте здесь

Фото Dean Kaufman

Сегодня в своей лекции на форуме вы упоминали об опыте создания интерактивного общественного пространства…

…вернее, о превращении монументального специфического  объекта  в такое пространство. Да, действительно. Речь идет о проекте портового терминала в Йокогаме, за который бюро получило награду Британского королевского института архитектуры. 

  

Фото Satoru Mishima
Портовый терминал в Йокогаме. 

Фото Satoru Mishima

Фото Satoru Mishima
Портовый терминал в Йокогаме. Фрагмент интерьера. 

В этой работе мы стремились понять, где заканчивается архитектура и начинается человеческий опыт.  Вот вам любопытная цифра: по подсчетам администрации порта, за год территорию терминала общей площадью около 50 000 кв. м, в том числе и зеленую зону на крыше, посещает 2 миллиона не пассажиров, а обычных жителей Йокогамы и гостей города. Они рисуют, музицируют, читают книги, дышат воздухом, общаются: еще одна цепочка «город-объект-человек». Никто их не зазывает сюда, люди приходят сами, у них уже выработалась хорошая бытовая привычка. 

Над чем вы сейчас работаете? 

Это жилой комплекс La Defense в Париже общей площадью 11 300 кв.м. Мы продолжаем  исследование темы открытости объекта мегаполису. При проектировании я и мои коллеги решили использовать такой прием: блоки этажей сдвинуты друг относительно друга под разными углами. Так различные уровни постройки приобретают визуальную связь в вертикальной плоскости, а над лоджиями возникают консольные козырьки, обеспечивающие защиту от прямых солнечных лучей. Что касается городских видов, то они становятся частью интерьера здания благодаря щедрому остеклению лоджий и балконов.

 

Проект жилого комплекса La Defense в Париже.

 

Вы расстроились, когда поняли, что победа в конкурсе на проектирование Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ досталась другому бюро? Многие считают ваш проект весьма достойным…

Нет, я не очень расстроена. Это же конкурс, все может случиться! Честно признаться, слишком мало времени у нас было для подготовки проекта. Может быть, именно это сыграло свою роль.  Почему здание, которое будет стоять много-много лет, необходимо придумать всего за месяц? В любом случае, я хотела бы что-нибудь построить в России в будущем.

Совместный проект бюро Farshid Moussavi Architects и архитектурного бюро «Рождественка». Подробнее о конкурсе читайте здесь

Какой стратегии вы придерживались в процессе проектирования объекта? 

Здесь речь идет даже о двух стратегиях. С одной стороны, мы старались придумать здание, которое бы полностью удовлетворяло условиям конкурса. А с другой, хотели выработать инновационное планировочное и функциональное решение интерьера.  По нашему замыслу, гибкое внутреннее пространство центра разделено на несколько зон с отдельными входами; главная зона, что-то вроде амфитеатра-атриума, обеспечивает визуальную связь между остальными функциональными блоками.  Атриум активный, динамичный, не пустующий. 

 

А почему вы использовали скругленный объем, этот купол, в котором некоторые критики разглядели традиционный элемент храмовой архитектуры? 

 

Понимаете, у архитектора всегда в голове не одна ассоциация, их несколько. Вот вы говорите про купол церкви, но ведь купольные элементы присутствуют и в общественных зданиях вроде цирков, и в научных учреждениях.  Даже в дизайне всяких хитрых приборов есть сферические части. Идея купола возникла после тщательного изучения окружающей застройки. Мы хотели, чтобы здание было средоточием внимания, чтобы оно было доступным со всех сторон. А какая структура может все это обеспечить, если не скругленная? Это был бы не простой, а высокотехнологичный купол, который проектировался с учетом погодных условий, снежных зим, например. Ну и так далее. Мы хотели поиграть с эффектом центрифуги, когда элементы обшивки закручиваются вокруг объема и возникают эти диагональные спуски, как бы приглашающие зрителей в путешествие по периметру здания. 
 

У вас есть любимые формы и материалы?  

Нет. Как архитектора меня интересует не форма как таковая и не материал как таковой, а то, что можно сделать с формой и материалом. Мы проектируем самые разные здания. К примеру, музей в Кливленде обшит черной зеркальной нержавейкой, а социальный жилой комплекс в Мадриде отделан древесиной бамбука. Черпать вдохновение можно в любом материале или структуре. Форма обычно проистекает из специфики объекта, но это не значит, что нужно пассивно идти вслед за ней, подчиняться ей. Ведь форма – только один из ингредиентов проекта. 

Какой же материал вы планировали использовать для здания просветительского центра? 

Нержавеющую сталь. Но это мог быть и алюминий с таким же успехом. В общем, что-то легкое, изготовленное заводским способом и собранное прямо на месте. Впрочем, ведь это всего лишь идея, она нуждалась в доработке. Я привыкла воспринимать любую свою идею не как панацею или конечный пункт мыслительного процесса, а как эпизод, эскиз, влекущий меня на следующую ступень понимания архитектуры. Ну, а уж если идея оказалась плодотворной, удачной, значит, так тому и быть! 

 

 Официальный сайт архитектурного бюро: farshidmoussavi.com

 

Медный гость

26.03.13
20:00
Категории: | События | Презентации

В конкурсе на проект Музейно-просветительского Центра Политехнического музея и МГУ им. М.В. Ломоносова победила команда итальянского бюро FUKSAS и российского - SPEECH Чобан & Кузнецов. Как стало известно на пресс-конференции, состоявшейся утром 26 марта, решающее мнение Попечительского совета совпало с выбором профессионального Жюри.

15 марта 2013 года международное Жюри конкурса (о его предыдущих этапах мы писали здесь) изучило отчеты технической экспертизы по шести проектам, представленным анонимно (под номерами 6001-6006), и составило свой рейтинг. Сегодня, 26 марта, с ним ознакомились и провели решающее голосование члены Попечительского совета Политехнического музея. Его глава, заместитель Председателя Правительства РФ Игорь Иванович Шувалов, выходя из конференц-зала, где проходило заседание, объявил победивший проект и дал комментарий представителям СМИ: «Все шесть работ, которые мы рассмотрели, - самого высокого мирового уровня. Эксперты признали, что они отвечают ведущим современным тенденциям. Очень жаль, но нужно было выбрать одного победителя. Мнение Попечительского совета совпало с выбором Жюри. Победил проект бюро итальянского архитектора Массимилиано Фуксаса и российской компании SPEECH. Теперь наша задача – познакомить с этой работой широкую общественность, сообщество МГУ, жителей города, чтобы они восприняли проект как свой».

Затем, на пресс-конференции в зале Политехнического музея, где разместилась выставка проектов финалистов, ведущий архитектор бюро FUKSAS Кристиан Салливан подробнее рассказал про проект журналистам.

По авторскому замыслу, вокруг Музейно-просветительского центра должно быть открытое городу пространство. Цельность площади, окружающей здание, обеспечивает его «цокольный» этаж – прозрачный, визуально и физически проницаемый параллелепипед. В нем сосредоточатся различные общественные функции (информационный центр, кафе, конференц-залы...). Это своего рода форум для встреч и общения, и одновременно – «постамент» для главной формы, похожей на гигантскую абстрактную скульптуру сложного абриса. В четырехчастной структуре, контрастирующей с геометрически простым, открытым основанием, несколькими уровнями расположатся выставочные залы.

Части этого причудливого, цельнокроеного «образования» сообщаются между собой посредством атриумов по вертикали и сквозных проходов по горизонтали, что позволит создавать единые экспозиционные пространства. В то же время вырезанные «рукава» удобны для проведения обособленных выставок, обустройства лекториев и кинозалов. Внутреннее пространство отличается функциональной гибкостью, обусловленной концепцией развития Политехнического музея. Это отметил руководитель разработавшей ее британской компании Event Communications Джеймс Александер, один из членов жюри, присутствовавший на пресс-конференции. Он также обратил внимание на высокий уровень проведения конкурса, за что отвечала команда Института «Стрелка» во главе с Денисом Леонтьевым.

В основу образа здания, по словам Салливана, легло представление о некой развивающейся природной форме, сложном организме, находящемся в процессе роста. Части объема символизируют четыре природных элемента. Голубоватый оттенок объясняется запланированным материалом отделки – патинированной медью. «Мы считаем, что этот материал вполне органичен для московского пейзажа и подходит для местного климата», - сказал он. На фоне своих «соседей» по Ломоносовскому проспекту - жилого квартала «Доминион» и Второго учебного корпуса МГУ - здание явно будет выделяться, но не доминировать. Его высота – 35 метров – наименьшая среди представленных решений.

 

По словам Юлии Шахновской, заместителя генерального директора Политехнического музея, примерные затраты на строительство оцениваются в 180 млн. долларов, и это будут внебюджетные средства. По «инсайдерской» информации, победивший проект - не самый дорогой из шести рассмотренных. В то же время это заметная, знаковая архитектура, какую, очевидно, и хотели видеть здесь заказчики. Им было важно, чтобы здание Музейно-просветительского центра провоцировало любопытство студентов, жителей и гостей города, притягивало внимание и «приглашало» зайти внутрь.

Кристиан Салливан (Studio FUKSAS), Юлия Шахновская (Политехнический музей), Джеймс Александер (Event Communications)

Как подчеркнули на пресс-конференции представители Жюри (Джеймс Александер и Юлия Шахновская), работа бюро FUKSAS и бюро SPEECH Чобан & Кузнецов выиграла по совокупности достоинств. Это и выразительный футуристический образ, отвечающий миссии Музейно-просветительского центра, и цельность и проработанность концепции, и соответствие функциональной программе и техническим нормам. Замысловатая по виду форма, по оценке немецких и российских строительных экспертов, - не самая сложная для реализации, закончить которую планируется в 2017 году.

P.S. До оглашения результатов проект-победитель значился на сайте конкурса и выставке в Политехническом музее под кодовым номером 6005. Сегодня спала «завеса анонимности» и с пяти других работ, несколько дней интриговавшая профессиональное сообщество. Номер 6001 оказался работой «Проекта Меганом» (Россия) и «John Mcaslan+Partners», 6002 - проект «3XN A/S» (Дания) и «Архитектурная Студия Асадова» (Россия), 6003 - «Mecanoo International B.V.» (Нидерланды) и ТПО «Резерв» (Россия), 6004 - «Farshid Moussavi Architecture» (Великобритания) и Архитектурное бюро «Рождественка» (Россия), 6006 - «Leeser Architecture» (США) и «ABD Architects» (Россия).

Пока Жюри рассматривало заключения технической экспертизы, на сайте конкурса шло народное голосование. Здесь в лидеры (по неофициальным пока данным) сначала вышел проект «3XN A/S» (Дания) и «Архитектурной Студии Асадова» (Россия) - на фото вверху. (Говорят, он был и одним из сильных конкурентов проекта-победителя по рейтингу профессионалов). Но затем к  народному голосованию подключились поклонники творчества Фаршид Муссави, и благодаря их активности проект «Farshid Moussavi Architecture» и Архитектурного бюро «Рождественка» стал первым - по версии интернет-аудитории.

6004 - «Farshid Moussavi Architecture» и Архитектурное бюро «Рождественка»

6001 - Проект «Меганом» (Россия) и «John Mcaslan+Partners»

6003 - «Mecanoo International B.V.» (Нидерланды) и ТПО «Резерв» (Россия)

6006 - «Leeser Architecture» (США) и «ABD Architects» (Россия).

Подробнее о проектах участников конкурса мы постараемся рассказать в ближайшее время в рубрике «Концепты».


Официальный сайт конкурса: pm-competition.com

Быстрая смена декораций

15.10.12
14:51

В октябре в Кливленде открылся новый музей современного искусства. Благодаря зеркальной отделке в разное время суток здание выглядит по-разному: все зависит от угла обзора, уровня освещенности и плотности облаков. Изменчивой внешности соответствует внутренняя структура, способная быстро подстраиваться под разноплановые мероприятия. 

Фото Dean Kaufman

«Когда ты смотришь на фасады, на которых отражаются картинки городской жизни, – куски урбанистического пейзажа, идущие люди, мчащиеся машины, пролетающие птицы, - кажется, что все это происходит только ради тебя, что только ты можешь видеть это. Динамичные искаженные изображения создают другую реальность», - так поэтично отзывается о работе своего бюро Farshid Moussavi Architecture уроженка Ирана Фаршид Муссави. 

Фото Dean Kaufman

Музей - четырехэтажное здание площадью 3158 кв. м и высотой более 18 м, представляющее собой неправильную призму с гранями в форме трапеции (основание и одна боковая грань), треугольника и прямоугольника (крыша). Одна из шести фасеток фасада целиком выполнена из стекла, остальные отделаны черной нержавеющей сталью, отполированной до зеркального блеска.

Фото Thom Sheridan

Фото Dean Kaufman

«Постройка экспериментальная не только в смысле формы, но и функционального предназначения, - рассказывает Фаршид Муссави. – В Кливлендском музее вообще не будет хранилища, фонда. Там будут организовывать только временные экспозиции, постоянно меняющиеся». Внутреннее пространство музея состоит из многофункциональных помещений, которые могут быть и выставочными галереями, и концертными залами, и  учебными аудиториями.

Фото FMA

Фото Dean Kaufman

Фото FMA

Фото Dean Kaufman

Выходы на первом этаже находятся с каждой стороны здания. Основная зона нижнего этажа – фойе. Здесь начинается скульптурно изогнутая лестница, соединяющая все уровни постройки. Тут же запроектированы кафе, сувенирный магазин и двусветный зал для проведения городских культурных мероприятий. Главный выставочный зал занимает четвертый уровень целиком, его площадь более 500 кв.м. В зале нет фиксированных перегородок, поэтому ему можно придать любую конфигурацию.

Фото Dean Kaufman

Фото Dean Kaufman

Фото Dean Kaufman

Фото Dean Kaufman

Фото FMA

Бюджет строительства составил приблизительно 19 млн. долларов. В качестве соавтора проекта надзорной организации выступило местное бюро Westlake Reed Leskosky. Расчет геометрии фасадов выполнен фирмой ARUP Facades. 

Фото FMA

Фото Dean Kaufman

Фото Dean Kaufman

Официальный сайт архитектурного бюро: farshidmoussavi.com







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey