TAG: Николай Шумаков

«Будем надеяться, что мастера останутся зрячими…»

15.12.17
12:35
Категории: | События | Интервью

Президент Союза архитекторов России Николай Шумаков подводит итоги «архитектурного года» в преддверии V Юбилейной Премии Архсовета Москвы, которая состоится 20 декабря в «Доме на Брестской».

Президент Союза архитекторов России Николай Шумаков – сторонник радикальных методов в реновации, противник привлечения публики для принятия архитектурных решений. Он с иронией относится к молодым специалистам и со скепсисом – к уровню российской архитектуры в целом. Накануне V Юбилейной Премии Архсовета Москвы Николай Иванович поделился своей оценкой главных событий отрасли 2017 года и все-таки нашел поводы для оптимизма в 2018 году.

Часть 1. «Будем надеяться, что мастера останутся зрячими…»

- Николай Иванович, какими знаковыми проектами и событиями запомнился лично Вам 2017 «архитектурный год»? Начнем с Москвы. Что нового, с вашей точки зрения, произошло в городе, что может повлиять на дальнейшее его развитие?

- Пожалуй, я могу отметить два важных для меня проекта 2017 года. Первый – это ввод в эксплуатацию северного участка Люблинско-Дмитровской линии Московского метрополитена: станции «Фонвизинская», «Бутырская» и «Петровско-Разумовская». Почему для меня это значимо? Во-первых, потому, что я их проектировал, во-вторых, проектировал очень много лет, что, впрочем, характерно для большинства работ над метрополитеном. В-третьих, я очень доволен этими тремя станциями. Просто с годами складывается понимание, какую именно ты архитектуру делаешь, почему и для кого, когда ты за каждую линию несешь ответственность. В этом смысле все три станции сделаны с толком, чувством, расстановкой, причем, именно в той авторской архитектурной стилистике, которую я последнее время пропагандирую и считаю перспективной. Для публики и для себя лично я сформулировал этот стиль как «черно-белая графика». Речь идет об очень жесткой архитектуре, безо всяких «женских начал». Этот стиль подпитан такими мастерами, как Николай Ладовский. Это не означает, что никакую иную архитектуру я не принимаю, просто я мыслю именно такими категориями.

Станция «Бутырская»

Cтанция «Фонвизинская»

Второй объект года, который нельзя не упомянуть, это, конечно, «Зарядье». Парк давно ждали, и не зря – получилась такая сумасшедшая история, которая достойна центра Москвы. «Зарядье» вполне органично соседствует и с Красной площадью, и с Собором Василия Блаженного, с которым по своему архитектурному «сумасшествию» они близки. В проекте парка есть несколько загадочных ситуаций, пусть и не бесспорных, но говорящих о том, что проект делали мастера. Однако, если вспомнить историю зодчих (или одного зодчего, по разным летописным источникам) Постника и Бармы, которым после строительства Собора Василия Блаженного Иван Грозный велел выколоть глаза, то будем надеяться, что с «Зарядьем» такого не случится, и мастера останутся зрячими.

- Каково ваше отношение к тому, как принималось решение о концепции парка и его реализации?

- Разумеется, я высоко оцениваю этот проект. Разве возможно сказать о нем плохо, когда решение о «Зарядье» принималось на самом высоком уровне города и страны?

-Кажется, применительно к данной теме метафору с выколотыми глазами какой-то степени вы адресуете и себе? Что ж, не будем рисковать вашим зрением. Тем более, что итоги года можно подводить разными способами. Например, в виде новых имен на архитектурной сцене. Появились ли какие-то молодые команды, за деятельностью которых вам интересно наблюдать?

- Если продолжить разговаривать про зрение, то что-то у меня, действительно, с ним плоховато, поскольку последнее время я не наблюдаю тех молодых дарований, которые должны были бы появиться на небосклоне. Более того, я вижу, что то, что делают сегодня молодые архитекторы, не совсем, к сожалению, профессионально.

- Обоснуйте, пожалуйста, свою позицию.

- Дело в том, что профессия свелась к рисованию картинок. У большинства молодых архитекторов просто нет подготовки, нет школы. Потому что архитектором, на самом деле, становятся не в МАРХИ, где получают только начальные представления о том, как устроено проектирование. Профессионалом становятся только по «месту прописки». Вот он, условно говоря, распределился куда-то, начал работать. И если он попал не в опытный, высококлассный коллектив, то толку не будет никакого, а тем более, если выпускник организовал какую-то свою контору, как сейчас часто бывает. Если молодого специалиста опытный профессионал не взял за руку и не повел по этой архитектуре, то ничего не получится, человек так дальше и будет – умело или не очень рисовать картинки. А картинки – это не архитектура. Архитектура – это слишком объемная и глубокая профессия, где нужно понимать абсолютно все.

Современные ребята занимаются по сути книжной графикой, «бумажной» архитектурой. Когда они берутся за большие проекты, я понимаю, что им нужно еще лет 10 работать, чтобы соответствовать таким задачам, чтобы на нормальном языке разговаривать со своими же коллегами. Здесь у молодых есть простой выбор: либо они «в песочнице» играют с такими же пацанами, либо общаются с профессионалами на профессиональном языке. Конечно, есть надежда, что кто-то из них вырастет до мастеров, я не так уж пессимистично смотрю на новое поколение. Но сегодня я их как архитекторов не вижу. Давайте обоснуем эту позицию дефектом моего зрения.

Часть 2. Бульдозером по пятиэтажкам!

- Анализируя 2017 год в архитектурно-градостроительной Москве, невозможно пройти мимо темы реновации. Как вы относитесь к этой истории?

- Я выскажу, наверное, непопулярное мнение, но, уверен, что мы сейчас мало занимаемся реновацией. В том плане, что обсуждаем полумеры. Моя позиция радикальная: нужно взять бульдозеры и пройтись по всем пятиэтажкам! Не может Москва жить в той архитектуре, которой являются пятиэтажки. Я знаю, что такой позиции практически никто не придерживается, но такова уж моя планида. Я считаю, что все это нужно снести, а на месте снесенного построить те самые, удивительные и сказочные города, в которых и должен жить нормальный человек.

- Сейчас Ваша позиция, действительно, выглядит, радикальной, потому, что официально декларируются более мягкие сценарии реновации, предполагающие внимательное отношение к сложившейся жилой среде и мнению граждан. Или вы предполагаете, что со временем закончатся силы и средства на «терапевтические» методы, и мы перейдем к «хирургии» и бульдозерам?

- Возможно и так. Что касается участия в программе реновации граждан, то это – очень опасный момент. Я категорически против того, чтобы выносить на публичное обсуждение на площадки подобные «Активному гражданину» профессиональные вопросы, такие как архитектура. Это слишком сложная тема даже для специалистов, а уж выносить на публику и получать потом непонятную обратную связь – это вообще никуда не годится! На любом конкурсе, любое профессиональное жюри, которое назначено или избрано, если принимает какое-либо решение, то оно за него и отвечает. А если после решения жюри все это выноситься на «Активный гражданин», где по своим абсолютно непрофессиональным, нелепейшим представлениям об архитектуре, выносят определенный вердикт, то результат будет просто чудовищным. Можно обсуждать с народом название улицы или цвет скамейки, но не нужно дискутировать, где именно и какое архитектурное сооружение должно стоять. Это – прерогатива профессионалов.

- Не считаете ли вы, что уже поздно ограничивать публику в высказываниях? Люди, пользуясь социальными сетями, которые каждого обывателя сделали «архитектурным критиком», активно выражают свое мнение. Так случилось с тем же парком «Зарядье» или памятником Калашникову…

- Речь не идет о том, чтобы вообще не давать народу слова или не прислушиваться к его гласу. Просто на народное обсуждение надо выносить не профессиональные темы, а те вопросы, которые позволят людям «выпустить пар». Если же публика сама выражает свое мнение, как в случае с «Зарядьем», то нужно просто терпеть, не огрызаться ни в коем случае. Терпение и труд – вот и весь рецепт. А с Калашниковым, к сожалению, надо поступить радикально.

- В 2017 году в архитектурно-градостроительной сфере прошло немало конкурсов, профессиональных премий. Как вы относитесь к данному инструменту расстановки акцентов в профессии? Насколько он объективен и эффективен?

- Союз архитекторов России постоянно занимается конкурсами и премиями, используя этот механизм для различных «отметок», поощрений и фиксации интересных направлений. Это – полезно для отрасли и приятно для тех, кого отметили. По крайней мере, институт профессиональных премий снижает процент потенциальных суицидов среди авторов.

- То есть премии и конкурсы в данном контексте – это профилактика «климата» в отрасли?

- Можно и так сказать. Я всегда поддерживаю такие мероприятия. Правда, не всегда надеясь, что победит сильнейший.

- Почему?

- Конкурсы проводятся для разных целей. Каждый из них – конкурс еще и внутри себя. Нужно не только наградить лучших, но и «потрепать по щечке» тех, кто в этом нуждается, с точки зрения организаторов. Один из самых объективных, на мой взгляд, конкурсов – это «Золотое сечение», когда профессиональное сообщество отмечает труд лучших архитекторов, своих собратьев по цеху, когда полностью отсутствует какая-либо конъюнктура и предвзятость, а критерии оценки - талант и профессионализм.

Часть 3. «Панель» придавила нашу архитектуру…»

- Перейдем от новостей архитектуры Москвы к России. Что здесь, как президент Союза архитекторов, вы можете отметить, анализируя уходящий год?

- Современной архитектуры России в принципе не существует. Есть отдельные мастера, которые в виде исключения иногда получают какие-то уникальные заказы, и достаточно грамотно их реализуют. Примеры этому, к сожалению, локализуются в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, в других городах ничего выдающегося, как правило не наблюдается. Дело в том, что в нашей стране полностью отсутствует архитектурная политика. Власть мыслит категориями шестидесятилетней давности, той самой «панелью», которая благополучно придавила нашу архитектуру, которая по сей день под ней и лежит. Союз пытается сейчас на всех уровнях объяснить, и донести до всех, что с такой архитектурой страна развиваться не может и не должна. Хотим жить хорошо и достойно – нужно заниматься архитектурой.

- Речь идет о многострадальном Законе об архитектурной деятельности?

- В том числе и о нем. Концепция закона об архитектуре в настоящее время находится в Минстрое. 20 декабря мы ее будем обсуждать. На следующий год, надеюсь, его будут принимать в Госдуме.

- В завершении поделитесь Вашими прогнозами на будущее? Куда движется архитектурная мысль? Следуете ли Вы за ней или со свойственной Вам иронией, наблюдаете за этим движением?

- Союз никогда не стоит в стороне и не наблюдает за процессом, он всегда в гуще событий. Архитектура – очень инертная отрасль. Изменения в ней происходят десятилетиями. Прямо завтра светлого будущего не наступит. Но я надеюсь, что, шаги, которые мы все (Академия Архитектуры, НОПРИЗ, Союзы Архитекторов) предпринимаем сейчас, приведут к некоторым просветлениям в отрасли. Это дает повод для оптимизма!

СПРАВКА:

V Юбилейная Премия Архсовета Москвы состоится 20 декабря 2017 года в «Доме на Брестской» (ГБУ «Мосстройинформ, 2-ая Брестская, д.6). За победу будут бороться лучшие проекты, получившие утвержденное архитектурно-градостроительное разрешение (АГР) в 2017 году. Отбор традиционно проводится в 6 номинациях: жилой дом эконом-класса; жилой дом повышенной комфортности; объект образования и медицины; объект общественного назначения; объект офисного и административного назначения; объект торгово-бытового назначения. В состав жюри Премии входят члены Архсовета Москвы, ведущие архитекторы столицы, руководители крупнейших проектных бюро и иностранные эксперты под руководством главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова.

Фото предоставлены пресс-службой Союза Архитекторов России.

Беседовала Оксана Надыкто

 

Сохранить

Сохранить

Сохранит

Сохранить

Сохранить

Сохранить

В свободное от архитектуры время

06.03.14
19:34
Категории: | События | Выставки

До 6 апреля в Московском музее современного искусства проходит выставка живописных работ главного архитектора «Метрогипротранса» и президента Союза московских архитекторов Николая Шумакова.

Многие знают Николая Шумакова как автора или соавтора проектов двух десятков подземных станций столичного метрополитена, Бутовской линии легкого метро, монорельсовой транспортной системы, Живописного моста, Музея современного искусства на Воробьевых горах, Западного речного порта в Москве, нового терминала аэропорта «Внуково».

Выставка «Приватные занятия архитектора» знакомит с другим Николаем Шумаковым – самобытным экспрессивным художником, который с удовольствием пишет в том числе и портреты родных, друзей, коллег. Всего в залах музея представлено более 60 работ, созданных в течение последних лет.

Архитектура Шумакова тоже присутствует в экспозиции — на фотографиях его объектов, сделанных участниками интернет-конкурса, состоявшегося перед выставкой.
Кураторы проекта – искусствоведы Анна Арутюнян и Андрей Егоров.


Официальный сайт: www.mmoma.ru
 

 







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey