Плакаты конкурса «Генетический код». Часть II

16.01.15
19:20
автор:     |    просмотр: (11065)

Работы, выбранные для выставки на фестивале «Зодчество 2014». Авторы от A до М.

В продолжение публикаций, посвященных спецпроекту «Генетический код», представляем плакаты, участвовавшие в открытом конкурсе. Здесь выкладываем первую часть работ, вошедших в экспозицию. Их авторы стали лауреатами творческого состязания. Произведения победителей и призеров можно увидеть в предыдущей публикации.

 

Сергей Аксёнов, Александр Берзинг, Андрей Воронов, Георгий Снежкин, Илья Спиридонов,
архитекторы, архитектурная мастерская «Лес», Санкт-Петербург:


«Что современный российский архитектор может взять за точку отсчета в своей работе. Если устав от претенциозного формализма и «конъюнктурной архитектуры», он попытается обратиться «к первоосновам», найдет ли он что-нибудь, что сможет использовать как опору? Каждому, кто хочет развиваться,  нужны критерии качества вне времени. Но эти критерии приходится искать самостоятельно, и их поиски важнейшая составляющая часть развития художника как такового. Представленный эскиз – попытка иллюстрации творческого процесса происходящего в душе современного российского архитектора, как поиска образа вырастающего из реалий российской действительности. Одновременно это приглашение к размышлению и творчеству…»

Валерия Базанкова, дизайнер, МИА «Россия сегодня»:


«Как правило, в России редко сохраняются памятники архитектуры, многие из них забываются, сносятся, а на их месте вырастают другие объекты. Образуется наслоение из разных зданий, эпох и времен.
В целом изображение представляет собой стеклянно-бетонную конструкцию – небоскреб (окна которого светятся в ночи), который стал символом современного города. Также на плакате указаны время и дата, курс доллара и евро, так как в наше время, архитектура решает и бизнес-задачи, удовлетворяя не только эстетические потребности, но и выполняет определенный функционал».

Мария Бегун, архитектор, ПСК «КонтрФорс»:

«Представляя характерные черты российской архитектуры, многие из нас думают о куполах. Золотые, цветные, игривые луковички русского православного зодчества. Второй неотъемлемой частью является русский конструктивизм. Здесь уж «буйствует» геометризм и лаконичность форм, воплощенные в символичном шестиугольнике Мельникова. Но зачастую, «багаж» либо слишком велик и архитектор не в силах создать что-либо новое, либо так мал, что создаются безликие, бессмысленные формы». Этой работой автор хотел показать, что только форма – это еще не генетический код в России.  Форма+смысл – вот национальный архитектурный код.

Антон Белов, архитектор, ООО «Гражданпроект», Пенза:

«Генетический код представлен на примере архитектуры Ивана Леонидова. И. Леонидов — это архитектор значительно повлиявший и продолжающий влиять на современную отечественную и зарубежную архитектуру. На формирование его архитектурного языка оказали влияние такие крупные деятели и лидеры различных течений русского авангарда как: А. Веснин, Н. Ладовский, К. Малевич. Концепции конструктивизма, рационализма и супрематизма органически соединились с глубинными национальными традициями в творчестве Леонидова. В плакате продемонстрированы характерные черты русского зодчества, их проявление и новое прочтение в архитектуре Ивана Леонидова, а также в некоторых примерах русского авангарда и советского модернизма».

Камилла Беляева, студентка 3-го курса, арх. факультет ГУЗ:

«Русская архитектура возможно не самая выдающаяся по своему функциональному, новаторскому, изобразительному значению. Что же делает ее объектом изучения и восхищения? Генетический код русской национальной архитектуры — это все составляющие ее развития: русская природа, русский человек, труд. Именно в такой, где-то суровой непредсказуемой, природе мог сформироваться русский менталитет, который позволяет человеку с такой настойчивостью догонять, а также хотеть опередить Запад. Русская архитектура воплотила в себе именно это. Что на мой взгляд заслуживает уважения и восхищения».

Екатерина Бондарь, студентка БФУ им. И. Канта, Калининград:

«Для отражения национальной архитектурной идентичности использован образ динамика с волнами звука, напоминающий купол храма. Он же представляет собой леттеринг, выполненный в небрежном уличном стиле, цитирующий В. Цоя: «Если есть тело – должен быть дух». Также используются текстуры ММДЦ «Москва-Сити», «хрущевки» и Преображенской церкви на острове Кижи для наиболее наглядного выявления черт, свойственных российской архитектуре и девизу «Актуальное идентичное».

Анна Егорова, дизайнер:


«В работе затронуты проблемы отношения современного общества к архитектурным памятникам начала 20 века. Этот период является весьма ценным в развитии всей архитектуры в нашей стране, однако последние годы мы всё чаше забываем о её значимости. Наша безответственность приводит к потере множества ценных объектов, которыми должны гордиться мы и наши дети, а они исчезают у нас на глазах. Я хотела заставить зрителей задуматься о необходимости бережного отношения и уважения к этим памятникам.
Мы обладаем бесценным сокровищем, которое для нас создали архитекторы. Однако, если мы и дальше будем вести себя пассивно к проблемам исчезновения нашего достояния, то мы можем потерять всё - и не только материальные ценности, но и частичку себя».

Виолетта Гунина, архитектор, OPENSTUDIO, Санкт-Петербург; Наталия Лень, архитектор, «Весна», Санкт-Петербург:

«Российская архитектура редко эволюционировала. Она приходила как явление, блистала строго отведенный ей срок, а затем – приходила новая – БАЦ! – и переворачивала всё с ног на голову. Эволюция нашей архитектуры похожа на песочные часы. Наше призвание, видимо, переворачивать самих себя с ног на голову, каждый раз открывая себя заново. Как пел известный поэт, «Вы снимали с дерева стружку - Мы пускали корни по новой». Вероятно, скоро мы снова сами себя перевернём? Но одно оставалось неизменно: русская архитектура тяготела к квадрату. На Руси квадрат был основой дома. На нем держался сруб дома. Его называли Венцом. Венец – корона, венок, наивысшее достижение, сакральный символ устойчивости, уклада, уравновешенности, преемственности, устойчивости. Венец – это успешное завершение какого-либо дела, процесса. В любом деле важен его конец. Это мудрость, переходящая нам из века в век, при любом перевороте песочных часов».

Александр Иванов, архитектор, Самара:

«Архитектура всегда знак духовного и технического состояния общества, проявление его экономического потенциала, социального и национального самосознания. Архитектура – лицо общества. Конструктивизм (1917 – 1932) принято считать русским (точнее говоря, советским) явлением, возникшим после Октябрьской революции в качестве одного из направлений нового, авангардного, пролетарского искусства. После разгрома НЭПа в 1929 г. не существовало в СССР такого явления как «архитектор» в западном смысле этого слова, означавшего самостоятельного и юридически равноправного партнера заказчика проекта и строительных фирм, его реализующих».

Александр Иванов, архитектор, Самара:

«Подобно тому, как свидетельствуют о прошлом древние памятники, так о наших днях говорит то, что возводится сегодня. Архитектура – отраженный, но точный слепок программирующего ее времени, содержащий в себе в концентрированной форме квинтэссенцию информации о нем. Реабилитация конструктивизма 20-х годов состоялась через сорок лет, в 60-е годы. Архитекторы 60-х годов стали постепенно использовать находки советского авангардистского направления. Период модернизма (1955 – 1991) – самый продолжительный в истории советской архитектуры и самый значительный с точки зрения объемов строительства. Застройка многих советских в прошлом городов состоит из жилых и общественных зданий, возведенных в «хрущевскую» и «брежневскую» эпохи».

Николай Кореньков, архитектор:

Особый. «Дом архитектора Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке признан одним из шедевров советской авангардной архитектура периода 20-х годов прошлого века. Однако несмотря на то, что построен профессионалом, несет он на себе и отпечаток архитектуры вернакулярной, самодеятельной, народной. В нем авангардное планировочное решение реализовано в таком архаичном (совершенно не авангардном) материале как кирпич. Возник сплав смелого замысла с существующими на тот момент доступными технологиями, да еще с условием экономии материала. Именно этой потребностью экономии и объясняется то, что стена дома выполнена в виде ажурной кирпичной кладки, шестиугольные проемы которой образуют окна, придающие зданию легко узнаваемый вид.
Объект оторван стилистически от всего предшествующего периода русской архитектуры, мало похож он и на своих авангардных современников, да и в контексте московской улицы он выглядит, как пришелец из другого мира. Этот особняк стоит особняком, как и его автор. И в нем выражено одно из важных качеств "русского кода": способность творить в условиях ограниченных ресурсов и простейших технологий, находчивостью и смекалкой компенсируя все нехватки, превращая нужду в добродетель. Возможно, имей автор доступ к более совершенным технологиям (а они в то время уже существовали) и большие средства на постройку, вид дома мог бы быть несколько иным».

Екатерина Лачина, студентка ГУЗ:


«Прошлое это отражение настоящего. Прошлое это тень, которая не оставит тебя никогда. Для прошлого-настоящее, это будущее. Москва город контрастов разных эпох. В её генокоде огромную роль играет сам объект, форма. Генетический код города – условное, но очень вещественное понятие, которое может реально работать в современной архитектуре и градостроительстве. Сегодня архитектор может менять среду города и создавать свой виток в генокоде архитектурного пространства. Главное в этой возможности понимать ответственность перед прошлыми и будущими поколениями, чтобы невзначай не «убить» город».

Дмитрий Лехмус, студент, ГУЗ:

«В начале 18 века Санкт-Петербург создавали самые талантливые архитекторы и инженеры. Не только русские зодчие оставили здесь заметный архитектурный след, но и представители Италии, Швейцарии, Франции и других стран. Однако будучи, в первую очередь, российским городом, Санкт-Петербург впитал в себя характерные для России того времени греко-византийские основы. Петербург – продолжатель традиций восточного христианства – православия. 20 век несет за собой изменение в сознании людей. Принципы отношений к архитектурному наследию приходится соотносить с новой ситуацией, при которой решаются более масштабные проблемы, нежели восстановление отдельного здания.  Ущерб, нанесенный памятникам архитектуры с лихвой компенсируется в послевоенные годы, модернизация зодчества происходит вместе со сменой мышления.
В 21 веке перед нами стоит проблема разрушения исторического Петербурга. Архитекторы ведут поиск новых форм, созвучных актуальным условиям и потребностям, параллельно пытаясь устранить конфликт между архитектурой периода «Петровских времен» и современности. Я считаю вектором развития современной архитектуры взаимодействие с главными образцами национальной культуры и единение с истоками русского зодчества.  По-настоящему гармоничную архитектурную систему можно будет создать, учитывая не только актуальные потребности современного общества, но и исторический процесс становления культуры русского градостроительства».

 

Анастасия Лисицкая, студентка, ГУЗ:

«Русская архитектура образует самостоятельный раздел в мировой архитектуре, не похожий ни на что другое. Несмотря на многие заимствования,  русские мастера интерпретировали каждый стиль под особенности русского характера и мировосприятия. В результате всегда получалась особенная архитектура, характерная лишь для данного народа и отображающая его особенности. Сейчас мы имеем пласт архитектуры, архитектурных стилей, расположенных слоями, как в земле по слоям находятся остатки былых цивилизаций. Каменное строительство сменяет деревянное, затем идут русский стиль и барокко, классицизм и советская архитектура, которую сменяет модернизм современных высоток. Все эти стили индивидуальны по своей природе и в то же время имеют тесную связь с предыдущими стилями. Поэтому стили русской архитектуры не только образуют горизонтальные пласты накопленных знаний, элементов и деталей, они тесно переплетены и образуют своеобразный генетический код русской архитектуры, в котором каждое звено играет свою роль и является неотъемлемой частью общей цепи».

Анастасия Лисицкая, студентка, ГУЗ:

«Русская архитектура всегда отличалась самобытностью и оригинальностью. И даже некоторые заимствованные у других народов и мастеров детали русские мастера преподносили в индивидуальной, присущей только нам манере. Деревянное зодчество, каменное строительство, русское барокко и классицизм, советская и сталинская архитектура, архитектура второй половины XX века — вся эта архитектура составляет огромное наследие, огромный культурный пласт и основу для дальнейшего развития. В своей работе мы попытались увязать всю архитектуру в цепь, в генетический код русской архитектуры, где один элемент, являясь самобытным, в то же время дополняет другой, служит основой для дальнейшего развития. Будь то деревянные дома или сталинские высотки, без них цепь ДНК архитектуры перестала бы существовать. Каждый период развития русской архитектуры важен и каждая новая ступень развития открывает перед нами новые горизонты. Нам остается лишь не останавливаться на достигнутом, а смело идти вперед, к новым ступеням, к новым звеньям цепочки генетического кода».

Евгений Лобанов, дизайнер, преподаватель СПГУТД, Санкт-Петербург:

«Двойная спираль. «Борьба двух начал: механического и органического. Подъем из душных недр городских кварталов к прозрачному свету весенних лесов, к единению с природой. Контрапункт двух тем: массивной архаики и летящих конструкций модернизма, - сливающихся в космическом пространстве. Спираль времени и надежды. Пространство плаката – это вселенский собор, где всякое движение устремлено к изначальной точке. Все формы подчинены этому центростремительному движению, напоминая о возвращении к истокам и, одновременно, о необходимости двигаться вперед. Основой построения является золотое сечение, которое связывает природный мир с пространством математической абстракции».

Елена Мадьянова, дизайнер, Санкт-Петербург:


«Размышления о лаконичности архитектуры, о ее взаимосвязи с окружающим. Хотелось показать минимализм Москвы, по крайней мере этот город я вижу так, возможно потому, что я из Санкт-Петербурга. Москва видится мне городом свободно и активно живущим и без людей. Очень самостоятельный город».

 

Олег Максимов, профессор МАРХИ:


«Самобытность русской национальной архитектуры, её форм и приёмов, подтвердивших свою эффективность, можно проследить по наиболее знаковым объектам, построенным, или запроектированным в Москве в их исторической последовательности от XV века до настоящего времени. Отбирая и акцентируя конкретные сооружения, по своему образу и морфологии, как-бы стремящиеся ввысь, пытаемся показать в концентрированном виде ход истории, процесс роста жизненного опыта, увеличение знаний об окружающем мире и своей стране, живущих в ней. Выражаем желание, отсекая случайное, несущественное и, второстепенное, найти предельно ясно и точно только необходимое, существенное и характерное. Стройный ряд неповторимо-индивидуальных  образов определяет общий генезис архитектурной формы с её конкретно-чувственным воздействием».

Мария Мильто, студентка, ГУЗ:


«Суровая природа Севера, примитивная техника, однообразие материала заставляли зодчего искать художественную выразительность форм и монументальность сооружений не в декорациях и украшениях, а в группировке внешних масс, в красоте и стройности силуэта, в пропорциях, в суровой простоте рубленых стен, в каждой линии, форме или детали. Деревянное зодчество Руси вдохновляет простотой, глубокой правдивостью и чем-то, что живет в каждом из нас, как генетический код идентичности русской народной традиции.
Преображенский храм в Кижах вызывает восхищение простотой и мощью своей растущей уступами пирамидальной формой, увенчанной фантастическим лесом главок. Незабываемое впечатление оставляют у каждого  ансамбли северных деревянных погостов и сел, иногда величественные и монументальные, вызывающие торжественное настроение мощью и фантастикой своих форм, как в Кижском погосте, чаще интимные, напевающие спокойствие простотой форм, но всегда поражающие своим единством с окружающей природой».

 

автор: |  просмотр:(11065)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey