Мастер тонких материй

10.08.12
18:42
автор: Татьяна Карабанова    |    просмотр: (10373)

Японский архитектор Дзунья Исигами, гость «Архстояния 2012», рассказывает о своих проектах и отвечает на вопросы archplatforma.ru 

В сентябре 2011 года Дзунья Исигами представлял свое творчество в Институте «Стрелка». Eго визит был приурочен к выходу в финал конкурса на реконструкцию московского Политехнического музея. Как известно, он победил. Известно также, что красивую идею японского архитектора наше профессиональное сообщество подвергло критике, обвиняя в оторванности от московских реалий. В конце июля 2012 года Дзунья вновь прибыл в Россию и вновь рассказывал о своих работах, но уже не в столице, а в Никола-Ленивце в рамках фестиваля «Архстояние 2012».

 

Архитектор Александр Константинов (справа) и Дзунья Исигами

Готовясь к встрече, я первым делом собиралась спросить, знает ли архитектор про полемику вокруг его московского проекта, и что по этому поводу думает. Но, присев на соломенный пуф напротив хрупкого и поначалу, несмотря на залихватский «лук» (потертые джинсы, кеды, майка-матроска и а ля соломенная шляпа), подчеркнуто сдержанного и серьезного японского гостя решила начать с главных тем его творчества.


- Вы не раз говорили, что Ле Корбюзье – ваш любимый европейский архитектор. Для него дом был «машиной для жилья». А что для вас дом?
-  Для меня дом в первую очередь - это среда, а не убежище, защищающее человека от внешнего мира, как считалось раньше. Мне интересно создавать не какое-то внутреннее, ограниченное пространство, а максимально прозрачную, дифференцированную среду, соединяющую людей с природой.


- Прозрачность – базовый принцип вашей архитектуры. С помощью каких материалов вы ее создаете?
- Мне интересна прозрачность, которая достигается не за счет материала, стекла например, а та, что изначально присуща любому объекту. Прозрачно само пространство, а «стены» можно построить и из воздуха. 


Дзунья уже не раз демонстрировал, как это – строить из воздуха. Корпус воркшопов Технологического института в Канагаве, пригороде Токио, имеет стеклянную оболочку, а внутри нет ни одной перегородки. Есть множество тонких опор, у каждой свои параметры и угол разворота. Их расстановка кажется произвольной, но на самом деле очень хорошо просчитана и задает определенные маршруты перемещения людей.

 

Наблюдая за тем, как передвигаются люди в этом пространстве, Исигами обнаружил, что они редко проходят между двумя опорами, стоящими рядом, даже если там достаточно места, а предпочитают ходить по широким «коридорам», причем одним и тем же. Получается, что стен, как бы нет, но в то же время они есть. Он сравнил свое сооружение с лесом, в котором проложены «звериные тропы».

Подобным образом действовала и инсталляция Architecture as air, представленная на Венецианской биеннале в 2008 году, когда Дзунья получил «Золотого льва». Архитектор добивался того, чтобы конструкция, инсталлированная в зале Арсенала, была подобна природному явлению, растворялась в воздухе, как туман. Для этого его мастерская разрабатывала особые материалы и конструкции. Пространство структурировали «колонны» толщиной с каплю дождя  (0,9 мм), скрученные из углеродного волокна, и нити, вытянутые из проводов и по толщине сравнимые с частицами пара  (0, 02 мм).


- Все-таки вы работаете не с одним лишь воздухом. Используете стекло, углеродное волокно, сталь, ищите их новые возможности. За какими материалами, по вашему мнению, будущее?
-  Я не возлагаю больших надежд на материалы. Если проектировать, отталкиваясь от них, это сильно ограничивает. Я сначала делаю проект, а потом приспосабливаю под него наиболее подходящие материалы.


На лекции Дзунья показал, как он буквально прогибает материал под свои идеи. Однажды ему нужно было сделать стол очень большого размера, но чтобы в профиль он выглядел как тонюсенькая линия. Такую тонкость мог обеспечить алюминий, однако при заданных размерах столешницы (9,5 м - длина, 2,6 м - ширина), лист толщиной даже в 3 мм весил бы 700 кг и здорово прогибался бы на «худеньких» (12 мм) опорах. Тогда был придуман такой ход: рассчитав прогиб, архитектор заказал изготовление листа, выгнутого в другую сторону. Его установили на опоры, и столешница под собственным весом распрямилась до идеально ровного состояния.

Изучая работы Дзуньи, можно подумать, что для него любой проект – эксперимент, и он намного важнее дальнейшей жизни самого результата. Подтверждением тому служит удивительное для инноватора признание:
- Мне не очень интересно, какой будет жизнь через 50-100 лет. Меня больше волнует сегодняшний день и то, как архитектор может работать с его системой ценностей.
- Что вы подразумеваете под нынешней системой ценностей?
- Это связано с глобализацией. Я живу в Японии, часто работаю за рубежом, сейчас нахожусь в России. Существует Интернет. Идет процесс взаимопроникновения культур, и, сопоставляя, мы лучше осознаем особенности культуры страны, в которой живем. Мультикультурализм подразумевает разнообразие систем ценностей и дает архитектуре свободу отвечать на задачи, которые ставит время, не испытывая давления того или иного стиля, модернизма например.
- Вы как-то задействуете в своем творчестве японские традиции?
- Мне очень нравятся старые японские дома, и в одном из своих проектов я использую их для создания среды, комфортной для обитателей Дома престарелых, страдающих болезнью Альцгеймера. Они плохо чувствуют себя в открытых общественных пространствах. Поэтому мы придумали композицию из небольших сооружений, одновременно независимых и сообщающихся друг с другом. За основу были взяты деревянные дома, идущие под снос (в Японии дома перестраивают каждые 30-40 лет). От них мы оставили крыши и каркасы, отремонтировали и сконструировали  новый объект. Пациент не ощущает, что попал в больницу, это больше похоже на переезд в новый дом.


Вы активно пользуетесь Интернетом, социальными сетями?

- Могу сказать, что я активный пользователь Интернета, но не люблю социальные сети, у меня есть аккаунты, но нет времени и потребности пользоваться ими каждый день.

- Вы преподаете в Университете Тохоку. Чему вы учите ваших студентов и учитесь ли чему-то у них?

- Научиться чему-то можно у любого человека, не важно - преподаватель он или студент. А если я хочу научить конкретно тому, что делаю, ученики должны делать это вместе со мной.

- Студенты участвуют в ваших проектах?

- Да, есть несколько человек, работающих вместе со мной.

- Над чем вы сейчас работаете?

- Мы проектируем лекционный зал в Голландии, многоквартирный дом в Париже, Политехнический музей в Москве.
- На каком этапе проект Политехнического музея?

- Базовые разработки концепции кончились, предстоит процесс утверждения проекта, и будем готовится к началу строительных работ.

Немного расслабившийся и разговорившийся было Дзунья заметно напрягся. Распрашивать, как он реагирует на критику, показалось лишним. Ясно, что этот проект может стать очень серьезным испытанием и для японского архитектора, и для Москвы, и нет никакой уверенности в том, что все будет реализовано так, как Исигами представил это в конкурсной концепции. Возможно, в следующем году в России появиться еще одна работа Дзуньи. Организаторы «Архстояния - 2012» сообщили, что гостя настолько вдохновили просторы Никола-Ленивца, что он готов внести свой вклад в его  лэнд-арт коллекцию. Будем следить за развитием событий.

Официальный сайт архитектора: www.jnyi.jp

автор: Татьяна Карабанова |  просмотр:(10373)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey